• pismasfronta

Будни «богов войны»

Василий Михайлович Ганзиков (1 января 1917 г. – 29 августа 2009 г.) – младший лейтенант, комсорг 84-го гвардейского артполка 34-й дивизии. Родился в ст. Бжедуховской Краснодарского края. В 1936 г. окончил Адыгейский педтехникум, в 1938 г. был призван в армию на срочную службу. На фронте с 1941 г. по 4 февраля 1944 г., когда получил тяжёлое ранение в районе ж/д узла Апостолово Днепропетровской области Украины. Награждён орденом Отечественной войны I степени, медалями «За боевые заслуги», «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.».

17 февраля 1943 г.

Здравствуй, Марусенька, моя Мося, папаша и мамаша.

Не знаю, есть ли кто-либо из вас в живых, поэтому обращаюсь ко всем сразу. Давно уже я ничего не знаю о вас, да и знать не мог, так же, как и вы обо мне. Но как только я услышал, что заняли Краснодар и Тахтамукай, я решил вам написать туда, в Отрадное, письмо, хотя не могу судить, получит ли кто-либо его из вас. Ну, а если получит кто посторонний, то напишет мне. А я, как видите, до настоящего времени жив и здоров, и уже не одну сотню километров гоним фрицев на запад.

А где, что и как – опишу в следующий раз, когда получу от вас письмо и узнаю, что вы живы.

Напишите мне подробное письмо, как жили при немецких «новых порядках», какие произошли изменения и прочее.

Вот пока и всё. Крепко целую вас всех, ваш Василий. Мой адрес: 2142-я полевая почта, часть 723. В. Ганзикову.

С новыми силами

Подошёл и Новый год –

Радостный, весёлый.

И советский весь народ

В бой опять готовый.

Ещё рыщет лютый зверь,

Танки посылает.

Самолётов он теперь

Тысячи теряет.

А мы крепнем день за днём,

Лечим свои раны.

И смелее в бой идём,

На своём пути сметём,

Уничтожим гадов.

В. Ганзиков,

Ростов-на-Дону, январь 1942 г.

Защитникам Волги

Опять перед нами

Прошедшими днями

Встаёт девятнадцатый год!

Как, верные долгу,

Мы бились за Волгу,

За вольный советский народ.

В степи собиралась,

На Астрахань рвалась

Деникина белая мразь.

Отцы наши встали,

Оружие взяли,

Врагов не пустили в тот раз.

И как ни пытались,

И как ни старались

Враги нашу волю сломить,

Но были бандиты

Жестоко разбиты –

Узнали, как к Волге ходить.

Теперь же фашисты,

Громилы, садисты,

Оружие взяли,

Ползут на её берега.

Страна приказала:

Огнём и металлом

Отбросить, развеять врага.

Дым страшных пожарищ

Запомни, товарищ,

И бей по-гвардейски зверьё!

Гвардейское знамя

Шумит перед нами, –

Вперёд же, за счастье своё!

В. Ганзиков,

12 октября 1942 г.

7 сентября 1943 г.

…Теперь хочу сказать пару слов о другом. О наших делах. Дела боевые наши идут пока неплохо. Это ты, наверно, слышишь из сообщений Информбюро. Освобождаем родной Донбасс. Страшно смотреть на те разрушения, какие сделали немцы в освобождённых нами городах и сёлах. Вот уж действительно не по песне: «Кругом пожар, кругом пожар…», а в действительности. Ночью на десятки километров слышно взрывы и видно пламя пожаров. Гудит грозный исстрадавшийся Донбасс, стонет Украина, но каждый день всё новые и новые сёла и города встречают новый восход солнца, восход освобождения. Слышала ты о городах Таганрог, Макеевка, Артёмовск, Орджоникидзе? Там прошли мы. Скоро услышишь о других городах. Там будем мы. И представь себе: чем я дальше ухожу от дома, тем ближе к нему продвигаюсь. Тем скорее я увижу вас. Тебя, дочку и всех.

Ну, теперь о прочем. Здесь уже осень. Ночи свежие по-настоящему. А всего две недели назад мы задыхались от жары. Много арбузов, винограда, слив. Всё это мы (хотя не все) кушаем сколько угодно.

Между всеми прочими делами я нахожу время читать, играть в шахматы, писать дневники. Денег в этом месяце не обещаю. Выслал матери.

Вот, у меня всё. Как поживает моя Людмила Васильевна? Сегодня я мало спал, и то во сне успел проехать с ней на машине к какому-то морю или озеру. Она мне говорила, чтоб я больше не ехал на войну. А я проснулся и думаю: чёрт возьми, да я с неё ещё и не возвращался! Расскажи ей об этом сне и крепко поцелуй. Скажи, это папа целует.

Ну, а как ты? Как родные? Пиши больше подробностей. Ты мне описала выходной день, а я тебе – ночь наших будней. Если эти мелочи тебе не интересны, прошу прощения.

Ну, Марусенька, родная моя, что ещё тебе сказать? Да можно ли много чего сказать на бумаге? Ты видишь, сколько написал, а сказал мало. Ну ничего, главное дело – не унывай. «Наша бригада гремела и будет греметь». Как в 36-м г. А пока всего тебе наилучшего. Привет всем нашим и вашим.

Целую тебя крепко и горячо. Остаюсь в полном здоровье, с мыслями о тебе. Твой Василий.

«В артполку его знал каждый. Это был не только жизнерадостный, общительный парень, но и бесстрашный артиллерийский разведчик – Василий Ганзиков служил в батарее, орудия которой поддерживал нас, пехотинцев, в бою.

В тот памятный январский день 1943 года, когда гвардейцы поднялись в бой за Зерноград, комсомолец Ганзиков был в первых рядах. С тяжёлой катушкой и телефонным аппаратом он должен был во время боя вытянуть вражеские огневые точки и корректировать огонь нашей артиллерии.

Позади осталась лесополоса. Вот и Зерноград. Первые метры освобождённой земли. Но смертельный огонь вражеского пулемёта преградил путь.

Ганзиков, пробравшийся далеко вперёд, сообщил его координаты на батарею, и огневой смерч обрушился на врага. Пулемёт замолчал, а гвардейцы с победоносным “Ура!” поднялись в атаку.

Битва за Зерноград продолжалась. Точным огнём артиллерии уничтожены ещё три пулемётные установки, обнаруженные разведчиками. На воздух взлетела фашистская миномётная батарея.

– Спасибо за данные! Молодец, Ганзиков! – слышит он голос командира.

Комсомолец ползёт вперёд, вглубь вражеской обороны. Он видит дом, где с пулемётами засели гитлеровцы. И вдруг из-за угла показывается большая группа вражеских солдат. Они всё ближе.

Разведчик хватает телефонную трубку и, сообщив на батарею точные данные расположения врага, твёрдо говорит:

– Давайте огонь на меня!..

Командир батареи всё понял. Бросил взгляд туда, где шёл жаркий бой. Разрывая секундную тишину, прозвучала его команда:

– Огонь!

Земля вздрогнула от взрыва.

– Чуть-чуть левее!

– Правильно, – донёсся из трубки далёкий голос гвардейца Ганзикова. Вокруг него рвались снаряды, звенели осколки, падали на землю убитые фашисты, а он, недосягаемый для смерти, руководил боем.

Враг был разгромлен. Василий Ганзиков поднялся и, вытирая с лица кровь, двинулся туда, где гремело “Ура!”. Бой на зерноградской земле продолжался, а когда он затих, командир крепко пожал руку мужественного солдата-гвардейца. Потом Ганзиков был награждён орденом Красной Звезды».

Из воспоминаний сослуживца В. Ганзикова И. Новосельцева,

жителя ст. Романовской Цимлянского района

16 февраля 1944 г.

Здравствуй, Маруся!

Принимайте от меня все по горячему привету и самые хорошие пожелания в вашей жизни (только это уже не фронтовой привет). Знаешь, Маруся, после твоего письма я уж и не знаю, что тебе написать. В конце января тебе написал длинное письмо, какое оно произвело на тебя впечатление, что ты предприняла – я не знаю и говорить сейчас об этом не буду. Пока что я считал и считаю тебя тем, чем ты для меня есть. Писать я много не научился левой рукой, скажу несколько слов о себе. В моей фронтовой жизни за всю почти трёхлетнюю войну произошли изменения не в лучшую сторону. Из привычной родной фронтовой обстановки я попал в тихую палату, где только и видишь белые халаты и нюхаешь всякие микстуры. Сколько я тут пробездельничаю – неизвестно, во всяком случае, это довольно скучное времяпрепровождение.

Вот такую жизнь я сейчас веду.

Посылаю тебе фотографию. Это я фотографировался в Мелитополе 31.12.43 перед выездом на фронт.

Сейчас я далеко от вас, за Днепром, но должны эвакуировать ближе к Дону. Чувствую себя неплохо, только сна нет. Врачи говорят – нервы расшатаны.

Вот пока всё, что я хотел тебе написать. На часть писем не пиши, сюда тоже, пока ещё получишь письмо. Привет нашим старикам. Поцелуй за меня Людмилу Васильевну. Ну и если не сердишься, то целую и тебя.

Просмотров: 5Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все

Письмо комсомольцам-учащимся

Письмо комсомольцам-учащимся Из далёкого края, где солнца восход, Где второй мы творили победы поход, Где так неприглядна чужая страна, Где о Родине наши тоскуют сердца, В день годовщины двадцать в

Александр Маркович Колосов

Александр Маркович Колосов. Письмо адресовано в с. Ейское Укрепление Краснодарского края. 1943 г. Здравствуйте, пред. совета. Первым долгом пишу это письмо, хочу знать, кто жив или нет из моих родных,

Семён Семёнович Коломоец

Семён Семёнович Коломоец. Письмо адресовано в с. Ейское Укрепление Краснодарского края. 26 августа 1943 г. Дорогой товарищ! Мне доказывают, что у вас, т.е. в вашем селе, проживала гражданка Коломоец с