• pismasfronta

Семён Ш. Мохоньков

13 января 1945 г.

Здравствуйте, Зина и Раиса.

Сообщаю вам, что 10 января я получил от вас письмо. Это прямо не письмо, а, как говорят, и смех, и грех. Когда прочитал, то все товарищи говорят: «Что это, кто-то на смех тебе прислал?» А я говорю: «Нет, это самое дорогое для меня письмо, это от самых моих маленьких дочек, которые ещё и писать не могут, и те уже прислали мне привет в чужую сторону».

Ну а теперь, Зиночка и Раиса, я пока живу помаленьку. Но скоро, даже очень скоро, будем пробовать вперёд до Берлина-то…

А пока, дорогие мои дочки Зиночка и Раиса, до свидания. Целую вас несчётно раз и жду от вас ещё письма. И какие у тебя, Зиночка, отметки за квартал? Ну пока, всего хорошего.

17 января 1945 г.

Здравствуй, Максимовна и все остальные, мои дочки Вера, Нина, Валя, Зиночка и Раечка.

Сообщаю вам, что я пока жив, того и вам желаю. 4-го числа у нас был Страшный суд, но я пока остался невредим, как говорят, слава Богу, ну а дальше что будет. Сегодня день Рождества, когда-то [пили и гуляли], а сейчас день и ночь смотрим в амбразуру, не ползут ли немцы. Каждую ночь немцы у своих траншей устанавливают радио и разговаривают, и поют, всё по-русски, слышно очень хорошо врагов всегда.

Ну вот пока и все мои новости, я уже никак не могу дождаться от вас писем, хотя бы узнать, как дела с Ниной там. Да, и ещё – получила ли ты деньги? Я тебе за последние три месяца послал 990 руб. и ничего не знаю, получила ли ты их или нет. Писать у меня больше, конечно, нечего, потому что я пишу частенько покамест. Ну, на второй стороне напишу тебе про житьё наше.

Вино нам здесь дают ежедневно по 100 грамм.

Далеко я ушёл от родной стороны,

И здесь походное наше житьё.

Но в родной стороне, в той, что снится мне,

Я оставил там сердце своё.

Так давайте споём мы за этим столом,

Да по полной давайте нальём.

И в этот день, в этот час,

Дома вспомнят про нас,

Вспомнят дети и подруга-жена.

Там ждут меня одного,

Ждут, скорее всего,

Чтоб скорее меня увидать.

Но к тому, кто нас ждёт,

В нас любовь не умрёт.

Так за своих жён, детей, за подруг и друзей

Наши чарки мы выпьем до дна.

Мы вернёмся, мы придём,

Мы увидим свой дом,

И да будет та встреча светла.

Да дорога домой в этот край свой родной

Через город Берлин пролегла.

Так выпьем же все как один

За поход на Берлин,

За последний победный поход.

Ну, пока до свидания, негде писать больше.

11 февраля 1945 г.

Привет с фронта.

Здравствуйте, моё многоуважаемое семейство, а первым долгом – Евдокия Максимовна, Вера, Нина, Валя, Зина и Раиса. Сообщаю вам, что я пока жив и здоров. 8-го числа я получил письмо, что писала Вера 15 января. Дуся, твоё письмо я тоже получил и вижу, что тебе надоело одной жить, что ты стала писать, а то всё не могла да не знала, что писать, а то видишь, какое письмо, что и грамотный такое не придумает. Ну, Дуся, пиши, как можешь. Что дочки пишут, то дело их, они – это дело другое для меня. Но что-то я не понял: или Афанасия Зайцева Мотя бросила, или что-то там затёрлось как раз на этом, а интересно, но я не понял. А ещё пишешь, что Дуська Хопина обижается, что не пишу писем ей-то. Я думал, вы все вместе, и я вам пишу всем, что я жив и здоров, а вы там поделитесь своим мнением, а пока посылаю вам всем по низкому и [дорогому] поклону и желаю всего наилучшего. Пока до свидания. Семён М.Ш.

Просмотров: 1Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все

Автор неизвестен

Автор неизвестен. 25 августа 1945 г. ДВК (Дальневосточный край), гор. Благовещенск. Здравствуйте, дорогие родители, папа, мама и сестрица Ниночка! Спешим передать вам наши низкие поклоны до самой сыро

Автор неизвестен

Автор неизвестен. 17 июля 1945 г. Здравствуй, Зиночка! Шлю тебе свой гвардейский привет и массу лучших успехов в твоей жизни и работе. Зина, сообщаю тебе, что здоровье моё хорошее, служба проходит хор

Семён Григорьевич Высоцкий

Письмо о гибели Семёна Григорьевича Высоцкого, написанное его сослуживцем. 15 июля 1945 г. Привет незнакомой фамилии Высоцких от незнакомого вам бойца Ивана Трофимовича. В первых словах своего письма