• pismasfronta

«Целую вас всех...» Часть 2.

11 сентября 1944 г.

Румыния.

Здравствуйте, родные! Наконец собрался написать весточку. Всё время путь-дорога. Многое повидал. Пока жив и здоров. Очень беспокоюсь о вас. Уже месяца полтора нет вестей ни от вас, ни от стариков. И впредь предстоит движение. Гоним немца, пленных тучи. В общем, конец войны уже виден. Надеюсь в 1945-м быть дома.

Ну, пока. Скоро опять в путь. Целую вас. Ж.

21 августа 1944 г.

Родные мои!

Опять давно от вас ничего нет. Получили ли вы мои письма и посылку?

Мои дела хороши. Предвидится изменение моего местоположения. Поэтому не волнуйтесь, если долго не будет писем. Пиши, как твои продовольственные дела. Как дела с огородом? Я, может быть, недели через три сумею найти, чем тебе помочь. Пока денег не мог послать, т.к. всё шло на займ. С сентября будут деньги.

29 октября 1944 г.

Венгрия.

Родные мои!

Наконец, свободная минутка, наконец, возможность написать письмо. Снова были бои, вновь оторванность от всего связующего с родиной. Как ни странно, я опять пока цел.

Сейчас коротенькая передышка. Восстанавливаем силы для новых ударов.

Получил за два месяца сразу все письма, Валя, от тебя. Очень волнуюсь за здоровье Марии Павловны. Надо принять все меры, чтобы восстановить её здоровье. Послал тебе 4000 руб. Теперь часть денег дают в леях и пенгах. Не знаю, куда их девать. Если будет возможность, передам вам посылку – всё, что есть. Но переслать пока нет никакой возможности. Ты нажимай на директора, пусть помогает. Сообщи ему, что малейшая твоя жалоба на него ему дорого обойдётся. Это не слова.

Я теперь имею какой-никакой вес. Сообщи ему, что до меня дошли сведения, что он плохо помогает тебе, и если эти сведения подтвердятся, ему придётся иметь неприятности в крайкоме ВКП (б).

Ты тоже не будь размазнёй, а порезче требуй с них. Я, кажется, вполне заслужил, чтобы моя семья была бы вполне обеспечена. Ничего не бойся. Говори этому засратому тыловику всё, как есть. Меня поражает, что до сих пор мои дети сидят голодными.

Пиши подробно обо всём, особенно о детишках. Целую вас всех. Ж.

23 декабря 1944 г.

Родные мои!

Наконец, выпал денёк, вернее, час, когда я могу черкнуть вам пару строк. Вот уже третий месяц на исходе, как мы не вылезаем из боёв. Трудновато пришлось. Грязь жуткая. Непрерывные маневренные бои. Я измотался порядком…

От вас за всё время получил два письма. Очень удивлён этому обстоятельству. Послал тебе хорошую посылку. Не знаю, сумели ли вы получить её. Послал ещё 2000 руб. Сейчас здесь деньги не нужны совсем, поэтому посылаю всё. Пенги же лежат без действия в кармане. То же будет и с кронами, которые мы на днях будем получать.

Больше пиши обо всех своих делах, особенно о детишках. Пора уже серьёзно заняться обучением Гали. Ей уже восьмой год. Я приеду (если, конечно, останусь жив, на что надежды мало), она будет совсем взрослой.

Ну, всего хорошего. Будьте живы и здоровы. Целую вас всех.

Ж.

21 апреля 1945 г.

Родные мои! Простите, что долго не писал. Всё в боях.

От вас стал чаще получать письма. Особенно рад корреспонденциям дочурки. Сердце отца переполняется гордостью. Доволен, что вторую посылочку получили. Третья будет получше.

Сегодня имею первый раз за месяц свободную минутку черкнуть письмишко. Надеюсь, что через недельку-две, если жив останусь, будет времени свободного больше. Надеюсь на скорую встречу.

Мне недавно присвоили звание подполковника.

Ваш Ж.

12 мая 1945 г.

Дорогие мои старички, сеструшка и детёнок!

Вот и всё почти. Война кончилась, фрицы побиты и оплёваны, и их жалкие остатки длинными и унылыми колоннами топают в Германию. С нашей стороны такое к ним презрение, что их никто не хочет сопровождать, и даже не глядят на них.

Я, к собственному удивлению, остался в <…>[1]. Правда, в Брно меня немного <…>[2]. В шею маленький осколочек залетел и сидит там, проклятый. Я дней шесть проболтался у себя в тылах и снова в строю. Заканчивали войну очень эффектно. Красиво взяли Берлин – мой полк там тоже отметили.

Стремительно взяли Прагу. Хороший город. Он мне понравился больше всех виденных мною городов. Незабываемы встречи чехословаков и наших бойцов. Такого искреннего энтузиазма я ещё никогда в жизни не видел. Буквально всё население Чехословакии высыпало на дороги и улицы и засыпало нас цветами.

Сейчас приводим себя в порядок и отдыхаем. Не знаю, что будет дальше. Хочется скорее на родину.

Да! Я и забыл написать вам. Мне за венгерский рейд присвоено звание Героя Советского Союза. Скоро поеду получать Звёздочку. Может, и домой удастся завернуть.

Целую вас крепко. Ваш Женя.

P.S. Сохраните «Правду» или «Известия» за 29.04.1945 г.

22 ноября 1945 г.

Здравствуйте, старички, Тамара и детёнок!

Подаю вновь весточку о себе. От вас мне давно ничего не слышно.

Живу по-прежнему. Сохну в глуши. С завистью вспоминаю о недавно прошедших днях, полных волнений и событий.

Письмо передам со своим начальником штаба – майором Борисом Духовным (по прозванию Суслик). Очень хороший мальчик. Я вам о нём рассказывал. Приютите его у себя, пока он справится с делами – он вам расскажет.

Передаю вам свой паёк на этот месяц. Поделитесь с детишками моими. Передаю также масло 27 кг. Приказание старика выполнено – масло прибили. Сидоров (Лис) постарался.

Ну, пока, пишите мне.

Старушка! Поухаживай за Борей. Он очень болен. Целую вас. Ж.

[1] Написано неразборчиво.

[2] То же.

Просмотров: 12Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все

Письмо комсомольцам-учащимся

Письмо комсомольцам-учащимся Из далёкого края, где солнца восход, Где второй мы творили победы поход, Где так неприглядна чужая страна, Где о Родине наши тоскуют сердца, В день годовщины двадцать в

«Здравствуй, дорогой солдат!...»

«Здравствуй, дорогой солдат! Сердечно благодарим тебя за мужество и смелость! Каждый день ты рискуешь своей жизнью, спасая наши, отстаивая земли нашей Родины! Твоя служба нелегка, но очень важна. Мы г

«Сами себе были командиры...»

Анна Борисовна Мазохина – ударник коммунистического труда, труженик тыла, мать - героиня. Родилась в Брянске. В 1942 г. вступила в партизанский отряд. С 1962 г. живёт в Ленинградском районе. 1941 г. 2