• pismasfronta

Константин Степанов

Константин Степанов – лейтенант, командир отделения. Окончил курсантское училище. Письма адресованы Николаю Краснову.

30 марта 1942 г.

г. Пенза.

Итак, молодой поэт, я курсант военного училища, в которое ехал. Посылаю с этим письмом всем вам, т.е. тебе, Генке, Кузьке, Гусаку и всем прочим и прочим, курсантский привет. Совсем забыл про девчонок. Не забудь и им передать привет, в особенности не забудь про Ирочку Гурьеву, только Кузьке не говори про это, а то ещё, чего доброго, бросит в Ульяновске всё и приедет в Пензу меня бить. А это и для него невыгодно: надолго разлучится с Ирой, да и мне будет не очень приятно. В общем, передай всем привет, но не простой, а курсантский привет.

Я, когда ехал в Пензу, был почти уверен, что меня не примут в училище. Куда слепого лейтенанта, что с ним делать! Он и сам себя угробит, да и людей. Но вышло всё наоборот. Меня приняли в училище. Этого я никак не ожидал. Отобранных в первый раз через некоторое время, дня через 3-4, снова стали сортировать. Как я ни пытался отсортироваться, меня оставили. Только в третий раз меня отсеяли вместе с самым мусором, самым хламом в другую батарею. Но ничего. У нас, пожалуй, лучше, чем в старой батарее, не такая строгая дисциплина, старшина хороший, командир батареи не такой строгий и требовательный, как в 10-й батарее.

Как я живу? Живу хорошо. Одно плохо, что мало дают спать и рано поднимают. Суди сам, разве выспишься за время с 10 часов вечера до 5 утра? Каких-то 7 часов, да ещё в 5 утра вставать. Я привык спать часов по 12, а здесь почти наполовину меньше. Иногда на уроке заснёшь или так захочется спать, что веки еле-еле поднимаешь. Тогда приходится бежать на улицу умываться снегом. Особенно трудно было в первые дни, а теперь ничего, начинаю привыкать.

Кормят нас, как тебе сказать, не очень плохо, но и не очень хорошо: серединка на половинку. Пообедаешь, и вот часа три, а потом опять начинает живот голос подавать. Особенно трудно приходится до обеда. Ждёшь, ждёшь его, а его всё нет. Иногда обед бывает часов через 12 после завтрака, а часов через 10 – почти всегда. Зато хорошо ждать ужина: пообедаешь, потом поспишь часок, 2 часа самоподготовки, свободное время, а в 8 часов ужин. Обед у нас бывает в 3 или 4 часа. Это по расписанию. Если в 3 часа, то после обеда 9 часов занятий, а если в 4 часа, то сразу после обеда мёртвый час. Вот меню за 29 марта – выходной день. На завтрак нам дали овсяной каши-размазни, кроме каши, на завтрак полагается хлеб, сахар и кипяток. Сахару дают грамм 25. Хлеба на день полагается 700 г, а на обед, завтрак и ужин приходится по маленькому кусочку, и этот маленький кусочек удивительно быстро исчезает, обязательно на второе не хватит, если не отложишь заранее. На обед нам дали супа с галушками и каши ячневой. На ужин кусок хлеба и кусок масла сливочного. Масла дают по порядочному куску. Даже хлеба не хватает, чтобы на него намазать масло. Опять сахар и кипяток, как на завтрак. В обед суп с галушками был очень жидкий, на дне плавало несколько кусочков мяса и несколько галушек. Каши дают маловато. Ничего, терпеть можно, с голода не помрёшь, да и не дадут умереть – поведут к врачам, а врачи дадут какой-нибудь касторки – вот ты и здоров. Ты очень не облизывайся: масло нам не каждый день дают.

Ты, наверное, Коля, думаешь, что у нас столько свободного времени, что можем писать такие огромные письма домой и товарищам. Нет. Времени свободного у нас почти нет, если строго выполнять распорядок дня и во время самоподготовки готовиться к занятиям, а не писать письма.

Это письмо я пишу в совершенно свободное время. Наш взвод уехал в командировку, а меня как больного оставили дома. Домом я теперь называю казарму. Если бы по-настоящему оставить в настоящем доме, тогда другое дело. Интересная у меня болезнь: ничего не болит, температуры нет, и голоса нет, где-то по дороге отстал. Вот это и вся болезнь. Каждый день хожу в санчасть. Там мне дают подышать паром. Это всё лечение. От занятий на улице меня освободили. Вот я и сижу дома, скучаю.

Надо кончать, а то страничка кончается. Живу хорошо, настроение хорошее. Передай всем привет. Пиши, сколько получил ты «плохо», и всё вместе сколько получил. Напиши, как живёшь, что делаешь, что пишешь, что у тебя печатают. В общем, пиши обо всём. Напиши свой адрес, а то на школу как-то неудобно писать. Мой адрес: г. Пенза, 5, п/я 200/11, Степанову К.Н. Вот и весь адрес. Напишешь его на конверте, марки не наклеивай и опусти письмо в почтовой ящик. Письмо должно дойти до меня. Не забудь про привет Ирочке! Кузьке ни слова об этом. Смотри, всем плохо будет. Костя.

5 ноября 1942 г.

Здравствуй, Коля!

Сейчас я лежу на деревянных нарах, покрытых соломой, ем морковь и пишу тебе письмо. Видишь, сколько я дел делаю сразу! Сумей сделать столько дел сразу ты. Коля, ты на меня не обижайся, что уехал, не попрощавшись с тобой. У меня не было времени прийти во Дворец, во-первых, потому что я рассчитывал ещё остаться в Ульяновске, во-вторых, надо было собраться, а в-третьих – хотелось побыть дома… Возможно, в последний раз.

Сейчас я нахожусь в <…> (вырезано военной цензурой). Это похуже Пензы. Живём мы в землянках. Кругом лес. Красота, да и только. Жаль, что я попал сюда осенью, а не летом. Настроение у меня замечательное, даже лучше, чем в училище. Сейчас мы спим, едим и… сам догадаешься. Занятий у нас во взводе пока нет. Во время занятий уйдём в лесок, разведём костёр и занимаемся разной хреновиной.

Передай привет всем братцам и моему собрату. Мой адрес: полевая почтовая станция 2049, часть 110. Степанову.

Ну, пока, Коля, до следующего письма. Зайди ко мне домой до 12 часов и попроси у мамаши мою фотокарточку. Пиши. Костя.

19 ноября 1942 г.

Здравствуй, Коля!

Получил ли ты мои письма? Если не получил, то, наверное, это получишь.

Я хочу описать тебе одну историю, которая произошла со мной 15 ноября. Прежде чем описывать, хочу тебе напомнить слова из одной известной песни: «За отлучку мою самовольную гальюн драить, наверное, пошлют». Чуешь, чем пахнет? Так вот, 15 ноября мы пошли в город в баню. Помылись в бане и решили сходить на базар купить махорки. Подходим к базару, смотрим: у всех входов и выходов стоят патрули. Мы благородно подошли к патрулю и спросили, можно ли нам пройти на базар. Патруль нас задержал, а нас был целый взвод, и отправил в комендатуру. А из комендатуры отправили гальюн драить. Тебе не приходилось «гальюн драить»? Если хочешь, можешь попробовать.

В хорошем местечке мы живём. В лесочке у нас живут всевозможные звери. Однажды я видал зайца, а в другой раз – лисицу. Живём замечательно. Нас завтра хотят обмундировать. Тогда совсем хорошо будет, а то сейчас холодновато.

Как, Коля, у вас житуха? Всё по-старому или произошли изменения? Пиши, что нового. Костя.

5 декабря 1942 г.

Коля, привет с нового места жительства!

…Сегодня первый день на новом месте. Местечко, в котором мы живём, замечательное. Раньше было курортное местечко. Кругом сосновый бор. Сосны большущие. Вот, Коля, где рисовать с натуры.

Сообщаю почтовый адрес: полевая почтовая станция 1972, часть 420, Степанову. Пиши по новому адресу.

Коля, напиши мне: Юрка ещё не женился? Сосватай его, пожалуйста. А как твои делишки? Всё бегаешь в Беляевский переулочек? Ну, пока. Пиши. Костя.

18 декабря 1942 г.

Здорово, осёл!

Ну как, в каком ты сейчас расположении, лирическом или нет? Что пописываешь – оды или поэмы? Если в лирическом, то приезжай ко мне писать с натуры. Ну и сосны, Колька, у нас! Посмотрел бы ты на них в солнечный день, когда они покрыты снегом! Вот где красота! Не то, что у вас в Ульяновске... В Жигулях также не найдёшь. Ну, чёрт с ней, с природой.

Ну, как у тебя дела идут с ослихой? Всё ещё бегаешь за ней? Знаешь, Коля, я слыхал быль об ослах, но неудобно писать об этом, да и думать жалко. Коля, что пишут тебе ребята? Я ни от кого не получал писем. Сообщи им мой адрес. Как идут дела у Ю.? Сосватай её, пожалуйста, за меня, а то мне некогда, да и <…>

Коля, не получал ли ты писем от «моей Ирочки»? Если получал, то сообщи мне её адрес. Я что-нибудь отчебучу, а то скучаю. Тебя, наверное, интересует моя житуха? Живу я подходяще, настроение тоже подходящее. Так что жить можно. Сейчас я работаю командиром отделения. Правда, волокиты много. Корми, пои, спать укладывай, как маленьких детишек.

Ну, пока, Коля! Пиши. Передай всем привет. Костя.

Просмотров: 2Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все

Екатерина Илларионовна Дедусенко

Екатерина Илларионовна Дедусенко. Письмо адресовано в с. Ейское Укрепление Краснодарского края. 30 марта 1942 г. Здравствуйте, товарищи! Простите за беспокойство, может быть, у вас и без моего письма

Вячеслав Всеволодович Cтроков

Вячеслав Всеволодович Cтроков – уроженец Ленинграда, капитан, командир взвода артиллерии 10-й стрелковой дивизии 63-го стрелкового полка 23-й армии Ленинградского фронта, затем командир батареи, начал

«Здравствуй, дорогая моя Галочка!..»

Василий Петрович Тыщенко родился в 1911 г. в с. Львовское Северского района Краснодарского края. До войны работал бригадиром молодёжной бригады в колхозе. В апреле 1941 г. был призван в армию, в роту