• pismasfronta

Алексей Зиновьевич Кривцов. Часть 1

Алексей Зиновьевич Кривцов (1925–2003) – поэт, писатель. Родился 1 апреля 1925 г. в Белгороде. На фронт призван в конце февраля 1943 г. Рядовым пехотинцем прошёл от Ленинграда до Берлина. Был дважды ранен. Более суток пролежал на поле боя: санитары не подбирали его, считая убитым. В мае 1945 г. мать получила на него похоронку, но он выжил, хотя из-за тяжёлого ранения потерял ногу. Награждён орденом Отечественной войны I степени, медалями. Писать стихи и прозу начал в 1970-е годы. Первый стихотворный сборник – «Война и цветы» (1992 г.). Умер 20 июля 2003 г., похоронен в Белгороде.

3 февраля 1944 г.

Здравствуй, моя дорогая мама, шлю тебе свой горячий чистосердечный привет, сообщаю, что я жив и здоров. Мама, я получил от тебя письмо за 1 декабря. Мама, я не могу выразить, как я радовался! Мне ничего милее не было твоего письма. Я же всё хотел дать тебе сразу ответ, но никак не удавалось. С тех пор уже много прошло времени, и многое изменилось. Сейчас я нахожусь в действующей армии. Был на фронте, и сейчас наша дивизия на отдыхе после продолжительных походов. Мама, обо мне не беспокойся. Я чувствую себя хорошо, и покуда буду жить на свете, всеми силами буду бить ненавистных гитлеровцев, буду мстить за все их злодеяния. Ну пока, дорогая мама, до свиданья. Сейчас пишу на плохом клочке бумаги и почти впотьмах. В другой раз напишу получше. Ждите ещё от меня ответа. Привет тёте Оле и всем родственникам и близким.

Писал А. Кривцов.

9 февраля 1944 г.

Здравствуй, дорогая мама, во-первых, передаю тебе свой любимый, чистосердечный привет и сообщаю, что я жив и здоров, хорошо себя чувствую. Дорогая мама, я сейчас не могу ещё описать, мне некогда, и поэтому я кратенько сообщу кое о чём. Я тебе уже писал письмо с того места, где я нахожусь сегодня, но, вероятно, <…> на днях отправиться на фронт. Я уже, как ты знаешь из прежнего письма, был на фронте в стрелковой части. <…>, я попаду в противотанковую <…> и очень горжусь этим грозным оружием, чтобы уничтожать гитлеровские танки. Мама, мне пришлось побывать в Ленинграде, посмотреть такой великолепный город. Сейчас я попал на Ленинградский фронт. Дорогая мама, не печалься обо мне, нам выпала доля защищать своё отечество, свою родную землю от гитлеровских захватчиков, поработителей не только нашей земли, но и других, и поэтому я откровенно скажу, что покуда у меня будут силы, буду сражаться в первых рядах.

Дорогая мамочка, ты хорошо знаешь, как нам всем пришлось терпеть от немецкой гадины, когда мы находились под его оккупацией. За все муки, которые пришлось терпеть от этих палачей, мы должны жестоко мстить им и не давать им никакой пощады. Час победы близится, и в недалёком будущем народы нашей земли легко вздохнут на освобождённой нашей родине. Мама, это будет, но чтобы скорее покончить с врагом, нужно упорно биться и отвоёвывать нашу землю. Дорогая мама, на меня ты не обижайся, прости мне, может, я чем-нибудь нагрубил когда тебе. Может быть, с нами всё случится, война без жертв не обходится, и если я паду на поле боя, то это мой будет последний дар перед родиной. Мама, оставайся спокойна, не печалься, живите с тётею Олей…

[Дорогая мама], мне только жаль, что не пришлось сфотографироваться и послать тебе фотокарточку свою, но ничего, в следующий раз я обязательно постараюсь сфотографироваться. Мама, пока, вероятно, я не буду писать тебе писем, и ты на этот адрес не пиши. Мама, окончится война, вернёмся домой, и тогда обо всём поговорим, вспомним прошлое. Вот, пока всё, дорогая мама, если будет возможность, то я ещё напишу письмо. До свидания! Привет тёте Оле и всем нашим родственникам, близким и знакомым! Писал А. Кривцов.

23 апреля 1944 г.

Здравствуй, дорогая мама, шлю я тебе свой горячий любимый привет! И сообщаю, что я жив и здоров, нахожусь по-прежнему в том же госпитале. Мама, у нас здесь очень весело, госпиталь большой, есть в нём кинотеатр, где ставятся через день кинокартины. Бывают концерты, нет того дня, чтобы у нас в палате не играла гармонь или струнные оркестры. Мы помещаемся на шестом этаже, отсюда всё видно. Я часто смотрю из окна на Неву. Она у нас рядом. Кормят нас хорошо. Я нахожусь в 535-й палате, нас здесь девять человек. Дорогая мама, в общем, мы здесь хорошо себя чувствуем. Везде чистота, постели мягкие, в каждой палате есть радио, также и у нас. Живём весело. Дорогая мама, обо мне не беспокойся, у меня палец заживает, и я сейчас сам пишу тебе это письмо. Мама, ты, наверное, скучаешь без меня, конечно, тебе одной трудно проживать. Но, дорогая мама, скоро добьём немцев, и тогда все вернёмся с победой домой. Близится час окончательного разгрома врага. А сейчас, дорогая мамочка, пока трудно тебе жить, я это понимаю. Мама, как можно, зря не теряй здоровья. Мама, у вас уже, наверное, теперь сеют, и уже, наверное, обсохло. У нас погода плохая, пасмурная. Мама, я посылаю тебе третье письмо, ещё пока ответа не получал. Но жду от тебя ответа, и ничего радостнее мне не будет, когда получу его. Но всё здесь, мама, не опишешь. Напишу ещё. До свидания, привет тёте Оле и всем!

14 мая 1944 г.

Маме и тёте Оле.

Здравствуй, дорогая мама! Передаю тебе свой искренний, любимый привет и пожелаю тебе самого наилучшего в жизни. Приветствую также тётю Олю. Мама, я нахожусь пока на старом месте, т.е. в том же госпитале. Сейчас у нас стоит хорошая погода. Солнце начинает пригревать по-настоящему. Мы кое-когда вылазим на чердак, а оттуда – на крышу, подышать свежим воздухом. С крыши хорошо виден Ленинград. Мама, стараешься как-нибудь провести время, и всё скорее. Мама, иногда я впадаю в задумчивость и вспоминаю свой образ жизни, ещё как был в домашней обстановке, как проводил своё детство, и так всё вспомнишь от самого детства до теперешней обстановки. В этот момент бываешь грустным. Потом каким-нибудь образом отвлекаешься и начинаешь по-прежнему проводить своё время, побеседуем о чём-нибудь, рассказываем, кто что знает, слушаем радио, книгу почитаешь и т.д., так и проводишь день. И скажу, что время прямо летит. Мама, я сомневаюсь, что если ты деньги выслала, то уже время прошло порядочное с тех пор. Наверное, я их не получу, извещение должно бы уже давно прийти, а до сих пор нет. Мама, ты постарайся получить деньги на свою квитанцию и не посылай мне. Узнай об этом на почте. А ежели придёт извещение ко мне, то я сообщу об этом в письме. Мама, я счастлив, что получил письма: от тебя два и одно от Стрельниковых, и очень рад. Но почему вы не пишете ещё теперь? Вы бы могли написать и побольше о своей жизни. Мама, я так и не знаю, деревня, в которой ты жила, когда немцы захватили Белгород, в чьих руках находилась – в наших или же в [немецких].

Но хорошо пока мне не знать. Вот вернёмся домой, когда окончательно разгромим фашистскую гадину. Мама, этот час победы приближается. Красная армия очистила весь Крым от захватчиков. Вы, конечно, хорошо знаете, как наша армия везде громит и гонит врага с нашей земли. Будет удар молниеносный с запада, и тогда общими силами с союзниками ускорим победу над врагом. Но, дорогие, не унывайте, не падайте духом, крепитесь, старайтесь сохранить своё здоровье. А на меня не обижайтесь. Я же вас всех люблю и уважаю! До свидания! Целую крепко!

Привет передайте от меня Марковым, Ксении Ефимовне, Настасье Тимофеевне, Михаилу Тимофеевичу, Вере Тимофеевне, Максиму Алексеевичу, Елизавете Ивановне, Николаю Максимовичу, Вере Максимовне, Анатолию Максимовичу, Михаилу Константиновичу, Евдокии Демьяновне, Анастасии Михайловне, Евдокии Александровне Ткаченко, Александру Ивановичу и Татьяне Ивановне, и мелиховским родственникам!

Ваш сын и племянник А. Кривцов.

21 мая 1944 г.

Здравствуйте, дорогие мои мама и тётя Оля, низко кланяюсь и приветствую вас! Я жив и здоров и вам желаю хорошей счастливой жизни! Дорогие мои, у нас тоже стоит тёплая погода. Деревья уже зазеленели. Солнце пригревает своими тёплыми лучами. Мы часто бываем на свежем воздухе. Мама, я получил от тебя два письма и от Стрельниковых одно и очень благодарен вам за них. Но почему же вы ещё не писали мне хотя бы кто-нибудь? Мне хотелось бы побольше узнать о вас и вашей жизни.

Другим товарищам почаще писали письма, почти через день. Сейчас не пишите на этот адрес, потому что я здесь не больше как дней десять побуду. Мама, ты не подумай, что я сержусь, я ничуть не сержусь и не обижаюсь, я только вам напомнил, я всё понимаю, вам сейчас трудно, работа не даёт времени. Бедные мои мамочка и тётя Оля, вам бы теперь нужны отдых и покой, вам все трудности пришлось перенести, и бомбёжки, лишения, голод, и всё пережить на себе. Я всё сознаю. Как можно, старайтесь не перегружать себя работой, берегите своё здоровье. А когда разгромим ненавистных врагов и покончим с ними навсегда, тогда и я вернусь к вам в родной Белгород. И тогда мы заживём счастливой жизнью, а вы будете отдыхать.

До свидания! Целую вас крепко! Приветствую тётю Лизу, дядю Максима, их деток Колю, Веру, Витю, Ксению Ефимовну, Наню, Мишу, Веру, Стрельниковых, Ткаченко и мелиховских родственников и знакомых. Твой сын А. Кривцов.

8 июня 1944 г.

Здравствуйте, дорогая мама и дорогая тётя Оля. Приветствую вас со всею своей любовью к вам, как только может любить и уважать свою родную матерь и тётю любимый сын и любимый племянник.

Сегодня я получил от вас письмо за 25 мая, я очень благодарю вас за него. Мама, зачем ты так беспокоишься за деньги? Конечно, тебе они нужны, мне они не нужны, так как питаемся хорошо, и мне достаточно хватает. А что эти деньги пропали, так ты, мама, забудь про них, не то бывает. Мама, теперь я узнал, где ты находилась во время вторичной оккупации Белгорода, и очень рад, что не осталась ты в нём, так как тебе пришлось бы переживать все ужасы и фронта, и голода, и немецкое иго. Мама, я думаю, что ещё побуду в Ленинграде, поэтому постарайся написать письма как можно скорее, чтобы я мог получить ещё ответы о вашей жизни подробнее. Мама, я хочу услышать от вас о моём товарище Мите Т. Если что-нибудь знаете о нём, напишите. Я часто вспоминаю про него и очень люблю и уважаю. Ведь я с ним провёл всё своё детство, и даже в юности мы проводили с ним время и всегда были верными товарищами, но Митя мне дороже каждого. Если можно, то пусть Евдокия Александровна подарит мне Митину фотокарточку, а вы немедленно пришлите. Мама, я пришлю вам свою фотокарточку в следующий раз. А вы постарайтесь прислать, если можно, фотокарточки друзей, знакомых, родственников, я не знаю, как буду рад увидеть знакомые лица. Только побыстрее, а то, быть может, я не захвачу.

Мама, у нас в эти дни хорошая жаркая погода, я чувствую себя лучше некуда, т.е. хорошо, а то, что до этого я послал вам письмо не своей рукописью, так то чепуха, так как тогда у меня была сильно перевязана рука, и я не мог потому написать вам. Сейчас, как видите, пишу эти каракули я сам.

Мама, я очень рад, что у вас свой огород и что цены на базаре сравнительно недороги. Напишите мне, кто сильно пострадал из наших знакомых, друзей, родственников, соседей, кого из них нет в живых. Я уже из письма узнал, что Свешниковых М.М. дом сгорел.

9 июля 1944 г.

Здравствуйте, дорогие мои мама и тётя Оля! Приветствую я вас и весьма низко кланяюсь! Я жив и здоров, чувствую себя великолепно. Дорогая мама, я сейчас на <…> действующей части, у нас есть <…> ещё не были на фронте, а с оккупированных мест и не были почти в армии. <…> нас всех обучают, ходим на [тактические] занятия. Мы живём в лесу, слышна орудийная канонада. Бои, видно, идут дальше. Я нахожусь при отделении <…>. Скоро мы должны тоже вступить в бой с финнами. Мама, ты также, наверно, слышишь по радио у Стрельниковых, как сейчас всё время враг хотя дерётся с яростью раненого зверя, но ему никак не удержать мощный натиск нашей могучей Красной армии. На нашей земле врагу осталось недолго держаться, запятнывать кровью, уж последние города Белоруссии освобождаются. Нам же теперь придётся биться с финнами. Эти гады сопротивляются яростно. Мама, в лесу неплохо, <…> ходим купаться на озеро большое и близко от нас.

Мама, я сейчас также напишу в госпиталь письмо, чтобы прислали мне письма от тебя, если есть… Не беспокойся, береги себя и тётю Олю. Привет всем. Кривцов.

17 июля 1944 г.

Здравствуйте, дорогие мои мама и тётя Оля. Первым долгом я вам сообщу, что я жив и здоров, чувствую себя великолепно. Мама, мы находимся в лесу, там, где и прежде. Слышна кругом орудийная канонада. Я нахожусь в отделении противотанковых ружей. Мы их просто зовём «кривые ружья». Сегодня была общая стрельба из всех видов оружия. Мы стреляли из противотанковых ружей, бросали противотанковые гранаты. Я попал в цель. Мама, я скажу также о погоде, погода очень хорошая, днём немножко жарко. Весь день проводим на занятиях, после занятия отдыхаем, читаем газеты, беседуем кое о чём. Мама, напишите мне письмо, мне хочется услышать кое о чём, как вы живёте, как ваше здоровье, какие новости у вас в Белгороде. Эх, давно я не был в своём родном городе, так сильно пострадавшем.

Я здесь находил земляков со своей области. А одного даже, который жил в Белгороде и родом из Песок. Мы с ним видимся часто и вспоминаем о своих местах. Мама, я напишу ещё письма, ждите. До свидания!

Мама, пиши мне ответ, буду жив – получу, сильно обрадуюсь. Пишите на этот адрес. Приветствую Максима А., тётю Лизу и её детей, Марковых, Стрельниковых, Мите Ткаченко передайте в письме. Кривцов.

Просмотров: 29Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все

Вячеслав Всеволодович Cтроков

Вячеслав Всеволодович Cтроков – уроженец Ленинграда, капитан, командир взвода артиллерии 10-й стрелковой дивизии 63-го стрелкового полка 23-й армии Ленинградского фронта, затем командир батареи, начал

Виктор Трофимович Дружинец

Виктор Трофимович Дружинец. 24 декабря 1944 г. Добрый день, мамаша, а также сестрёнка Тамара! Шлю я вам горячий привет! Сообщаю вам, что я жив, здоров, чего и вам желаю в вашей жизни. Первым делом соо

Михаил Дмитриевич Левченко

Михаил Дмитриевич Левченко. Письмо адресовано в ст. Екатериновскую Крыловского района Краснодарского края. 24 декабря 1944 г. Привет из Польши. Здравствуйте, дорогая маманя. Шлю я вам пламенный солдат