• pismasfronta

Анатолий Сергеевич Чернов. Часть 1.

Анатолий Сергеевич Чернов – старший радиотелеграфист, командир отделения радио. Родился 14 ноября 1919 г. в с. Проказна Лунинского района Пензенской области. На фронте с 1941 г. Воевал на Юго-Западном, Ленинградском, Калининском, 1-м Белорусском фронтах. Победу встретил в г. Познань (Польша). Награждён орденами Красной Звезды, Отечественной войны II степени, медалями «За отвагу», «За оборону Москвы», «За освобождение Варшавы». В 1950 г. окончил Казанский юридический институт, был избран членом Краснодарского краевого суда, в 1953 г. назначен заместителем начальника Управления министерства юстиции по кадрам.

5 января 1943 г.

Здравствуйте, дорогие папа и мама. Шлю вам свой фронтовой привет. Во-первых, поздравляю вас с Новым годом (правда, что немного поздновато, но лучше поздно, чем никогда), во-вторых, поздравляю вас с изменением места жительства. Напишите, как устроились на новом месте, как квартира, что представляет из себя сам город. Пишите больше. Это интересно.

Дорогие папа и мама, я в Рыбинске не получил от вас ни одного письма за всё время. Только лишь телеграммы и перевод на 500 руб. Деньги получил за 2 ч. до отъезда. Чем объясняется задержка в письмах, не знаю…

Вам по новому адресу послал перед отъездом телеграмму. Выехали 27 декабря, куда ехали, не знали. Проехали <…>. Остальное стало ясно. Место здесь голое, леса нет, одна трава да кустарник – болото. Город всё время горит, зарево стоит на полнеба. Сегодня день исключительно тёплый. Снег тает, стал тёмный, <…> такой, что спать невозможно, валит с ног. Думаю, что долго здесь стоять не будем. Скоро переедем.

Я жив, здоров. Как только выехали, так сразу у всех поднялось настроение.

Одеты немцы, как и в ту войну, плохо – пилотки, ботинки, шинели, уши завязаны полотенцами и разными тряпками. Как видно, зима их не обрадовала. Нам дали валенки, полушубки, ватные фуфайки новые, брюки, варежки, мех. шапки. Нам зима не страшна. Сегодня услышали радостную весть – взят г. Моздок. Началось!.. Теперь наше наступление не остановишь.

Ну, пока до свидания, жду скорого ответа. С приветом, ваш сын, любящий вас Толя.

10 января 1943 г.

В.-Луки.

Дорогие папа и мама. Письмо ещё не отправил, не было адреса, а без адреса не принимают. Писем от вас нет и нет. Чем это объяснить, не знаю. Кажется, куда-куда, а в Рыбинск должны все прийти. Живу, как всегда, как и все живут. Здоров, часто вспоминаю, как папа был в Рыбинске, как провели вместе время, жалею, что тебя, мама, не было. Радость была бы более полная. Ну, надеюсь, скоро встретимся.

До свидания. Любящий вас сын Толя.

24 января 1943 г.

Здравствуйте, дорогие папа и мама! Шлю вам свой сердечный привет и желаю всего наилучшего в вашей светлой жизни. Дорогие папа и мама, так долго нет от вас известий, что я теряюсь в догадках о том, живы вы или нет, или случилось что с вами.

Жизнь моя идёт по-прежнему. Из Рыбинска сразу же попали под В.-Л. Помогли брать город. С задачей справились на «отлично», за что попали на красную доску. Сейчас ждём новой задачи.

Нахожусь в низкой землянке. Повернуться невозможно, много народу. Вдобавок темно. Чуть светит коптилка из консервной банки.

А на дворе мороз, по дороге ведут тысячи пленных немцев, их деревянные подошвы – эрзац-валенок. Плохо одел Гитлер своих вояк, в соломенные эрзацы, шинели, пилотки. У многих на голову надеты детские соломенные шапочки. Невтерпёж стало «завоевателям». Сдаются сотнями. Пишите, дорогие, как живёте, как устроились на новом месте. Больше писать некогда, спешу на партсобрание. До свидания. С приветом, ваш сын Толя.

9 февраля 1943 г.

Здравствуйте, дорогие папа и мама!

После столь долгого перерыва в нашей переписке связь наша начинает снова восстанавливаться. Я так долго не получал от вас писем, что сразу не поверил, когда принесли в землянку пачку писем. Какая радость охватывает тебя, когда получаешь долгожданное письмо, читаешь его, перечитываешь, спрячешь, достанешь, опять читаешь: вдумываешься в каждое слово, в каждую строку – наконец, заучиваешь его почти на память!

Дорогие папа и мама, я по-прежнему жив и здоров. Как всегда, бодр и весел. Достал книгу Катаева и в свободное время почитываю. Жаль, нет карманных шахмат – сразился бы с кем-нибудь из любителей.

Папа! Ты пишешь, что тебя назначили нач. расп. упр. Госстраха Чувашии, – поздравляю с новым назначением! Что касается меня, то я рад за тебя и за маму. Думаю, что на новом месте будет лучше во всех отношениях. Ты пишешь, что тебя на санкомиссии признали годным к военной службе и определили в средний начзамсостав, но в то же время ты остаёшься на гражданской должности. Как это понять, мне здесь не совсем ясно. Наверное, форма и паёк тоже военные, как у начсостава. Опиши об этом подробнее.

Насчёт нашего дальнейшего, послевоенного, места жительства, я думаю, подумаем потом. Выберем себе место по характеру, где понравится, где бы ни жили, везде работы хватит.

Дорогие папа и мама! Деньги, которые вы мне выслали на Рыбинск, 500 р., я получил. Большое вам за них спасибо. Сейчас мне деньги не нужны, так что не посылайте.

Мама! Ты пишешь, что за хорошую работу тебя даже не хотели отпускать из госпиталя. Я думаю, что многие-многие выздоровевшие бойцы будут долго благодарить и помнить тебя за хороший уход и материнское отношение. Спасибо тебе, мама! Ничего так не греет солдата, как ласка, хотя бы и непродолжительная.

Теперь немного о себе. Как вы, наверное, уже догадывались раньше, мы участвовали в штурме г. Великие Луки. Вы помните в газете карикатуру на Гитлера с Геббельсом на плече, вопящих: «Москва и Ленинград в наших руках!», а красноармеец отвечает: «Немецкие руки в Великих Луках!» Действительно, фрицев в городе навалено тысячами. Ещё сейчас имеются подвалы, битком набитые фашистской падалью. Город был превращён в крепость, каждый каменный дом – крепость. Но нет таких крепостей, которых бы мы не взяли. Город давно взят, над крепостью гордо реет красное знамя. Город разрушен, но с ним также разрушен и треугольник его обороны: Великие Луки – Невель – Новосокольники. Очередь за ними; а за ними идёт коричневое пятно Германии. Враг трепещет, он цепляется за каждый дом, каждую высоту, но вынужден пятиться. «Завоеватели» боятся за свой тыл. В Великих Луках я во второй раз. Первый – когда в армию ехал, и второй – при штурме. Мы сейчас готовимся к дальнейшим боям, проверяем всё, чиним, на днях получил погоны. Без дела, конечно, не сидим.

Папа и мама, пишите, как устроились на новом месте, как квартира. Пишите чаще. Ну, пока до свидания. Времени нет. Предстоит хорошая работа. С приветом. Любящий вас сын Толя.

26 февраля 1943 г.

Здравствуйте, дорогие папа и мама!

Шлю вам свой сердечный привет и желаю счастья в вашей жизни.

Дорогие папа и мама, уже давно получил от вас письмо с новым адресом, но никак не мог собраться с ответом. Теперь, выбрав свободную минутку, спешу воспользоваться ею и ответить вам поподробнее.

Живу я по-старому, нового у меня ничего нет. Жив и здоров. Жду весну. Правда, зима здесь не то, что в Ленинградской обл., – тёплая и мокрая, почти весь февраль стоит тёплая погода, на дворе сыро, мокро, кругом лужи. Сейчас как раз такая погода, только ветер сильный. Сегодня уже 26-е, скоро и месяц кончается. Начнётся март, а это уже первый весенний месяц. Но иногда бывают такие холода, что из землянки вылезать не хочется. Но скажу, что вторая военная зима переносится всеми нами гораздо легче, чем первая. Переезды и переходы уже не так страшат, как прежде. Как станет трудно, вспомнишь, что в прошлую зиму бывало и трудней, так и трудность не кажется трудной. Опыт!

Дорогие папа и мама, вы пишете, что город хороший, тихий, живёте в бывш. кабинете. Ничего, со временем у нас будет у каждого по комнате, тёплой и светлой, с хорошей обстановкой. Только войну кончим, а там будем устраиваться жить по-новому: хорошо, счастливо и весело. Что за городом лес, то это очень хорошо. Люблю большие леса, и особенно если они на берегу большой реки. Лес и река – это самые хорошие места для прогулки после трудового дня. Когда вернусь, воспользуемся этим…

Папа и мама, я не знаю, получили ли вы моё предыдущее письмо, там я писал, где мы стояли и работали. В.-Л. – город бывшей нашей области, где мы жили, Великие Луки. От него остались лишь одни развалины. <…> натягивают провода на столбы, <…> сапожная мастерская, хлебозавод, <…> и кое-что другое. Убирают улицы, поправляют разрушенные домики. И везде-везде стоят бывшие немецкие танки с чёрными крестами на башнях. Теперь их все собирают и ремонтируют.

Дорогие папа и мама, пишите, как встретили праздник Красной армии. Мы его встретили по-фронтовому строго. Ну да ладно, придёт время, будем встречать праздники так же хорошо, как и раньше. Папа, пиши, как обстоит дело с твоей новой работой. Как вообще дела. Мама, ты пиши, как твои дела, работаешь или нет. Вообще пишите больше и подробнее. Ну а пока до свидания. Остаюсь любящий вас сын Толя.

Просмотров: 3Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все

Александр Маркович Колосов

Александр Маркович Колосов. Письмо адресовано в с. Ейское Укрепление Краснодарского края. 1943 г. Здравствуйте, пред. совета. Первым долгом пишу это письмо, хочу знать, кто жив или нет из моих родных,

Семён Семёнович Коломоец

Семён Семёнович Коломоец. Письмо адресовано в с. Ейское Укрепление Краснодарского края. 26 августа 1943 г. Дорогой товарищ! Мне доказывают, что у вас, т.е. в вашем селе, проживала гражданка Коломоец с

Александр Фёдорович Чирков

Александр Фёдорович Чирков. Письмо адресовано в с. Ейское Укрепление Краснадарского края. 1943 г. Письмо из фронтовой жизни от Чиркова председателю с/совета. Прошу вас сообщить о моей семье, проживающ