• pismasfronta

Иван Петрович Даньшин

Иван Петрович Даньшин. Погиб 2 января 1945 г. Похоронен в пригороде г. Будапешт. Письма адресованы в ст. Попутную Отрадненского района Краснодарского края.

1944 г.

Здравствуйте, дорогая мама и сестричка Надя. Сообщаю вам, что я до настоящего момента жив и здоров. Нахожусь я от вас далеко. Так что я и не знаю, доходят ли мои письма вам или нет. Живём мы по-военному – хорошо и даже очень. Ну, если бывают случаи плохого, то они затираются нашими успехами по всем фронтам. Вообще это жалоба старой бабы. Всё хорошо, вот и всё.

Здесь я встретился со своим станичником Браковым Василием. Он ехал на бричке, а я шёл по делам. Как будто мне показалось или почудилось знакомое лицо. Обозвал его. Ну, далее всё понятно без слов. Он говорит, что не получал ни одного письма с родины. Что там с вами, мы не можем сообразить.

Передавайте от меня приветы бабушке, тёте Мане и всем, кто меня знает. Передайте привет сестричке Маше и племянничку Ване. С приветом, ваш сын и брат Даньшин.

14 октября 1944 г.

Письмо от известного вам сына Ивана из Венгрии. Сообщаю вам, что я до настоящего момента жив и здоров. Затем примите от меня пламенный боевой привет. Живём мы по-фронтовому – хорошо, сегодня здесь, а завтра там. Преследуем врага день за днём и уходим дальше шаг за шагом, и скоро доберёмся до логова немецких фашистов.

Ну а сейчас что напи[сать]… Ничего такого особенного нет в этих странах. Здесь есть сотни тунеядцев, которые утопают в роскоши и удовольствиях, и миллионы честных тружеников, которые вместо одежды носят какие-то лохмотья и вместо обуви ходят на деревяшках. Когда мы были в Югославии, то нас там встречали очень хорошо, а вот здесь народ напуган, и встречают нас молчаливо, но после нашей стоянки они душевно расстаются с нами и на прощанье суют вещи в знак благодарности.

Да, забыл было написать вам такой случай. В Югославии мне встретилась русская семья из эмигрантов 18-го года, правда, не они сами эмигранты, а их родители. Эти молодые были: он из Ростовской области, а она из ст. Лабинской. Они меня очень и очень хорошо встретили и рассказывали о своей жизни при оккупации их немцами. Его забирали на работу в Германию, он несколько раз бежал и затем ушёл в партизаны. Они говорят, что у них был самый большой праздник, когда мы вступили в их город. На улице, когда я проходил мимо [круга], где танцевали, слышались рассказы: «За четыре года мы первый раз улыбаемся и танцуем. Да здравствует Красная армия! Да здравствует Сталин и маршал Тито!»

Кончаю писать, прошу передать по привету всем родным и знакомым, и сестричке Мане с племянничком Ваней. С тем до приятнейшего свидания. Остаюсь жив и здоров, ваш сын И. Даньшин.

1944 г.

Здравствуйте, дорогая мама и сестричка Надя. Сообщаю вам, что я до настоящего времени жив и здоров. Передаю вам мой горячий боевой привет. Передать вам в письменном виде мне невозможно, сам приду домой, то тогда расскажу вам много-много. Сейчас я нахожусь в Румынии, был в Болгарии, а теперь гоним врага в его собственную берлогу, где и добьём его. Жизнь наша военная – фронтовая. С нами от солдата до генерала, в нас сила, в нас кипит победа. И час победы уже недалёк.

Передавайте привет сестричке Мане и племянничку Ване, бабушке, тёте Мане и всем-всем, кто есть у нас дома. Ваш сын и брат Даньшин.

27 декабря 1944 г.

Дорогая мама, сестрички Маня и Надя и мой дорогой племянничек Ваня. Передаю вам мой пламенный фронтовой гвардейский привет. Затем сообщаю, что я по настоящее время нахожусь пока жив и здоров. Всё идёт пока на отлично. Погода стоит бесснежная, но морозная и солнечная. Двигаемся успешно вперёд.

Как-то, не помню, я писал вам письмо, адресованное 23.12.44 г., с удостоверением, но я его ещё не выслал, и оно валяется у меня по случаю особых причин… Причина та, что у нас сейчас нет пока почтальона: его у нас маленько царапнуло. Ну вот как станет почтальон, я вам их и перешлю разом. Я вам сообщил, что я пока жив и здоров. Нахожусь недалеко от границы с Австрией, так что если всё удачно со мной будет, то есть не ранят или… то скоро буду в Австрии, а там и в Германии.

А больше мне писать нечего: сообщил то, что волновало вас, и мой долг окончен. С тем до приятнейшего свидания. Ваш сын И.П. Даньшин.

Не обижайтесь, что мало и плохо написал, мне сейчас не до этого. Передайте привет бабушке, тёте Мане и всем родным и знакомым. Надя и Ваня, не ленитесь, пишите мне почаще письма, а то мне скучно без весточек из дому.

31 декабря 1944 г.

Добрый день, дорогая мама и сестричка Маня, сестричка Надя и дорогой племянничек Ваня! Шлю вам свой горячий фронтовой гвардейский привет. Сообщаю вам, что я до настоящего момента нахожусь жив и здоров. Нахожусь я до сих пор в Венгрии.

Ну что ещё можно писать? Получал от вас давненько уже письма, а вот уже несколько дней нет и нет. Ну что же, война скоро кончится, и мы вернёмся домой живыми и здоровыми. Сейчас мы, вернее сказать, находимся не в нескольких километрах от Будапешта, а на окраинах его. Немцы взорвали электростанцию и нарушили систему водного снабжения, одним словом, они приготовились к драп-маршу. От Будапешта до Австрии километров 50, так что скоро будем в берлоге немцев. Пока всё. С тем до приятнейшего свидания.

Передайте привет бабушке, тёте Мане и всем родным и знакомым. И.П. Даньшин.

Просмотров: 14Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все

Вячеслав Всеволодович Cтроков

Вячеслав Всеволодович Cтроков – уроженец Ленинграда, капитан, командир взвода артиллерии 10-й стрелковой дивизии 63-го стрелкового полка 23-й армии Ленинградского фронта, затем командир батареи, начал

Виктор Трофимович Дружинец

Виктор Трофимович Дружинец. 24 декабря 1944 г. Добрый день, мамаша, а также сестрёнка Тамара! Шлю я вам горячий привет! Сообщаю вам, что я жив, здоров, чего и вам желаю в вашей жизни. Первым делом соо

Михаил Дмитриевич Левченко

Михаил Дмитриевич Левченко. Письмо адресовано в ст. Екатериновскую Крыловского района Краснодарского края. 24 декабря 1944 г. Привет из Польши. Здравствуйте, дорогая маманя. Шлю я вам пламенный солдат