• pismasfronta

Михаил Михайлович Андриевский

Михаил Михайлович Андриевский – уроженец Украины. Призван в армию в августе 1941 г. Кореновским районным военным комиссариатом. Служил в артиллерийских войсках в звании лейтенанта. Награждён орденами Красной Звезды и Отечественной войны II степени. Победу встретил в Литве.

5 февраля 1943 г.

Здравствуйте, Маруся.

Вот только что узнал об освобождении Кореновки и сразу же решил написать вам о себе. Я могу написать коротко: работаю на той же должности, нахожусь в другом месте, но на том же участке. Живу хорошо, чувствую себя отлично, одет великолепно – шуба, валенки, тёплое обмундирование. Одним словом, холода не чувствую.

Переписки я не веду ни с кем. Последнее письмо от Толи я получил в ноябре. Был он тогда в Звенигородском районе Московской области, обучался десантному делу. Сейчас он, по-видимому, очень занят, да кроме того, письма для меня переходят через другую почту с пересылкой, и это замедляет доставку.

Я себе не представляю, как вы пережили эти страшные дни фашистского ига. Как Люсечка, Танечка, где сейчас Валя, как ваше хозяйство, что от него осталось, что вообще это зверьё сделало в Кореновке – пишите всё подробней. Каждый день теперь приносит всё новые и радостные известия с фронтов, и недалёк час, когда я смогу писать Доре и Юрику: слова нашего полководца и учителя товарища Сталина претворяются в жизнь. Маруся! Прошу, опишите всё, не утаивайте, ведь я вас считаю самым близким, родным человеком. Если в чём нуждаетесь, чем смогу – помогу, пишите, не стесняйтесь. С получением адреса Толи сообщите. Безусловно, домой будут писать Белоножко Андрей, Охтень Анатолий. Если не будет вам трудно и будет время, узнайте их адреса и тоже сообщите.

На этом кончаю. Посылаю несколько открыток для писем, так как писать вам на них мне неудобно, и одну открытку на память Люсе.

Пока всё, пишите, жду. Крепко жму вашу руку. Целую детей. Миша.

1943 г.

Здравствуйте, Маруся!

За то время, как Кореновская освобождена от фашистских захватчиков, я написал вам много писем, чтобы в двух словах узнать о вашей судьбе и детей, но попытки мои тщетны. Чем это объяснить, я не знаю. Эти обстоятельства меня очень беспокоят. Я прошу вас, какое бы горе или нужда вас ни постигли, сообщите мне хотя бы в двух словах, чем смогу, тем и помогу. Если эта открытка не попадёт адресату, кто знает место пребывания, прошу сообщить. Мой адрес: полевая почта 53641-Б, Андриевскому Михаилу Михайловичу. Пока, всего. Крепко жму пять правых, Миша.

5 июня 1943 г.

Здравствуйте, Маруся! Сегодня у меня необыкновенная радость – получил ваше первое письмо, писанное ещё 18/II-43, и одну открытку от 6/IV, за что очень и очень благодарен. Это письмо, по-видимому, очень много прошло мытарств, так как я за это время переехал уже на третье место, и кроме того, адрес менялся.

Вскрыв письмо, в нём я обнаружил ещё одно, в г. Казань, неизвестной Федотовой, по-видимому, от её мужа. Нужно полагать, что оно ошибочно попало во время сортировки писем и концентрации их в один конверт на одной из почт. Наконец-то я могу спокойно вздохнуть, зная, что вы живы и здоровы, несмотря на то, что пережили тяжкие дни немецкого рабства. За это всё я сколько смогу – отомщу проклятым извергам.

Не так давно я получил письмо от Лены. Пишет, что фрицы всё забрали до ниточки. Я ей частично помог, выслав 1500 рублей.

Через два, максимум три дня вышлю для детей 2000 рублей, ведь девать деньги мне некуда, если погибну за родину, могут пропасть, а сейчас наличными не имею, нужно получить из вкладной книжки из банка. У меня за это время скопилось порядочно денег, из коих 5000 р. я внёс в Фонд обороны и в помощь детям, пострадавшим от гитлеровцев. Но это не говорит о том, что я не могу помочь, нет, это только до некоторой степени может уменьшить размер помощи. Я пытался уже перевести вам аттестат – не дают на родственников. Выдают лишь родителям и жене. И деньги придётся пересылать по переводу. Я писал уже, что от Толи я получил последнее письмо в ноябре 1942 г. Тогда он работал нач. химслужбы бригады, а впоследствии обучался десантному делу, прыгая из самолёта на парашюте. Его адрес был: Московская обл., Звенигородский р-н, п/о санаторий им. Карла Либкнехта, п/о 3893, Толе. Где он сейчас обитает, не знаю, возможно, переехал в другое место, и перебои с почтой затормозили доставку к вам писем от него. Не стоит падать духом, я напишу в Москву в НКО, в отдел учёта потерь Красной армии, и они сообщат детально.

Пара слов о себе. Живу по-прежнему хорошо, наша часть во время боевых операций добилась больших успехов, много есть награждённых правительственными наградами, в том числе мои товарищи из училища. Но так как я в это время мало принимал участия в непосредственном выполнении боевого задания, находился в относительном тылу со своим подразделением, обо мне речи не может быть, но это от меня не зависело, ибо я сам просился на передовую, где каждая минута полна всяких неожиданностей. Напряжённая работа, острые ощущения… Правда, во время этих операций несколько игрушек пострадало, но сейчас все восстановлены. Сейчас учимся, готовим себя к решающим сражениям с немецкими бандитами.

На этом кончаю, пока, всего наилучшего, целую крепко детей, жму руку, Миша. Пишите обо всём, как живёте, что нового, как дети. Пока, жду.

6 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

Александр Маркович Колосов. Письмо адресовано в с. Ейское Укрепление Краснодарского края. 1943 г. Здравствуйте, пред. совета. Первым долгом пишу это письмо, хочу знать, кто жив или нет из моих родных,

Семён Семёнович Коломоец. Письмо адресовано в с. Ейское Укрепление Краснодарского края. 26 августа 1943 г. Дорогой товарищ! Мне доказывают, что у вас, т.е. в вашем селе, проживала гражданка Коломоец с

Александр Фёдорович Чирков. Письмо адресовано в с. Ейское Укрепление Краснадарского края. 1943 г. Письмо из фронтовой жизни от Чиркова председателю с/совета. Прошу вас сообщить о моей семье, проживающ