• pismasfronta

«Земля вздымалась и горела...» 1943 год

Иосиф Яковлевич Мадовский родился 6 июня 1921 г. в Киеве. Окончил 1-е Киевское артиллерийское училище им. Лебедева. Участвовал в Советско-финской войне. Великую Отечественную войну встретил в звании лейтенанта. Прошёл всю войну, участвовал в битве за Севастополь, в боях на Малой Земле, освобождении Польши. Награждён орденами Красной Звезды, Отечественной войны II и I степеней, польской медалью Победы и Свободы (государственной наградой Польской Народной Республики). После победы жил в Краснодаре.

1943 г.

В начале января 1943 года наш полк был пере- брошен под Новороссийск, где тогда сражалась 47-я армия. Огневые позиции мы развернули на 9-м километре от Новороссийска по дороге на Геленджик, наблюдательные пункты – на высоте «582,5» (напротив горы Сахарная Голова).

Штаб Черноморской группы войск разработал план разгрома Новороссийской группировки противника, освобождения Новороссийска и изгнания врага с Таманского полуострова. 4 февраля в 1 час 30 мин. после 30-минутной артиллерийской подготовки и ударов авиации по обороне и огневым точкам противника наши войска, входившие в состав 18-й армии, начали высадку морских десантов в район Южной Озерейки под командованием полковника Гордеева и Станички под командованием майора Цезаря Куникова.

В ночь на 6 февраля на плацдарме Станички была высажена 255-я морская стрелковая бригада. Этот плацдарм стал основным и вошёл в историю Великой Отечественной войны под гордым и родным именем – Малая Земля. Её размеры были: 6 км по фронту и 45 км в глубину. В это время на плацдарме шли кровопролитные бои. Враг пытался любой ценой сбросить войска с захваченного плацдарма. Наше командование каждую ночь подбрасывало на Малую Землю пополнение.

В феврале 1943 года мне было присвоено очередное воинское звание – капитан, и я был назначен командиром дивизиона. В первых числах марта меня вызвал командир полка полковник Федотов и поставил задачу – высадиться на Малую Землю, связаться с командиром батальона 255-й бригады морской пехоты и поддерживать бригаду огнём. Бригада занимала оборону в Станичке.

В тот же день с двумя радистами и двумя разведчиками я отправился в Геленджик, откуда по ночам отправлялись морские суда с

войсками на плацдарм. Враг занимал господствующую сопку Мысхако, с которой просматривался весь плацдарм и места причалов судов. Эти места немцами были заранее пристреляны. Над ними всю ночь висели осветительные ракеты, так называемые

«фонари», сбрасываемые самолёта- ми противника, поэтому здесь было светло, как днём.

Из-за обычных в это время штормов подвоз пополнения и боеприпасов осуществлялся на катерах и сейнерах, затем при подходе к Малой Земле в море пересаживались на мотоботы, так как оборудованных причалов не было. Я с разведчиками и радистами сел на катер вместе с моряками морской пехоты, шедшими на подкрепление. Через три часа хода мы пересели на мотоботы, которые шли за нами на буксирах, и направились к плацдарму. Вместе с нами шло ещё четыре катера.

При подходе к берегу немцы открыли сильный прицельный артиллерийский огонь. Фашистская авиация также бомбила подходы к берегу. Мы начали прыгать в студёную воду, чтобы быстрей выбраться на сушу и укрыться от огня в нишах. Затем, забравшись метров на пять вверх, мы прыгнули в траншею, которая вела вглубь плацдарма. И хотя главное было ещё впереди, тут мы себя почувствовали спокойнее. Надо отдать должное малоземельцам за их титаническую работу. По всему плацдарму были вырыты траншеи, по которым можно было добраться до любой части.

Обстрел плацдарма не стихал ни на минуту, даже ночью. Примерно в три часа ночи мы дошли до Станички, где я нашёл в блиндаже командира батальона. Познакомившись, я сказал ему, что буду поддерживать его огнём. Улыбнувшись, он сказал:«Вряд ли, ибо отсюда не только корректировать огонь, здесь из траншеи головы не высунешь». И действительно, как только начало рассветать, я вышел из блиндажа в траншею, где моряки занимали оборону, и увидел, что в 25-30 метрах проходит передний край противника, по траншее в касках ходят немцы. Это было почти рядом. Здесь не было нейтральной полосы.

В 6 часов утра наши и немцы начали перебрасываться ручными гранатами, затем немцы начали обстреливать наши траншеи из ротных миномётов. Мины падали прямо в траншеи. Молодые, удивительно мужественные девушки- санитарки, не зная страха, бегали по траншеям, среди убитых, оказывая необходимую помощь раненым. Так длилось целый день. На второй день повторилось то же самое. Слова, сказанные мне командиром батальона, подтверждались.

Я по рации доложил обстановку командиру полка и сообщил, что здесь от меня никакой пользы, так как я не могу поднять головы из траншеи. Согласовал всё с командиром 20-го стрелкового корпуса. Примерно через час он мне передал, чтобы я связался с командиром 107-й бригады, которая занимает оборону на горе Мысхако. К вечеру под сильным огнём противника мы покинули батальон и направились на г. Мысхако. Добравшись до г. Мысхако, мы попали в район обороны 2-го батальона 107-й бригады, которой командовал майор Чумин, очень мужественный офицер, в чём я имел возможность убедиться в последующих боях, когда он поднимал в атаку своих бойцов. Да и вся бригада, состоявшая из сибиряков, в боях на Малой Земле проявила себя с самой лучшей стороны.

Рядом с комбатом на высоте мы оборудовали наблюдательный пункт, с которого в стереотрубы хорошо просматривался весь плацдарм и ближайшие тылы противника. Теперь я имел возможность поддерживать батальон и всю бригаду, уничтожая огневые точки, пехоту и артиллерийские батареи противника. По указанию командира 20-го корпуса вскоре были созданы две артиллерийские подгруппы. Огонь первой подгруппы корректировал я, второй – мой друг, командир 3-го дивизиона капитан В.М. Щукин. Несмотря на все попытки нашего командования расширить плацдарм, перейти в наступление и освободить Тамань, этого сделать не удалось, и наши войска вынуждены были перейти к обороне. В то же время противник, подтянув резервы, решил ликвидировать плацдарм, что подтверждалось разведданными, а также повышенной активностью вражеской авиации и артиллерии.апреля в 7.30 артиллерия врага открыла массированный огонь по переднему краю и ближайшей глубине обороны. В то же время самолёты противника группами по 50-70 машин наносили бомбоштурмовые удары по всему плацдарму, стремясь подавить нашу оборону, огневые позиции, командные пункты, уничтожить запас боеприпасов.

В 9 часов утра перешли в наступление пехота и танки. На участке 107-й бригады, где находился наш наблюдательный пункт, противник наносил главный удар. Завязались тяжёлые, ожесточённые бои. До 12 часов дня было отбито до 15 атак врага.В первый день на плацдарм было сброшено 2500 бомб разного калибра. В налётах участвовало более 1070 самолётов противника.апреля ожесточённые бои развернулись с новой силой. Земля вздымалась и горела от бесчисленного количества бомб и снарядов. Казалось, на плацдарме не осталось ни одного живого солдата. Это чем-то напоминало мне Севастополь. Но как только вражеские войска поднимались в атаку, их сейчас же встречал шквал огня, и фашисты откатывались назад.

В этих боях большую роль сыграла наша дальнобойная артиллерия, находившаяся на Большой Земле, огонь которой мне приходилось контролировать.Наступило утро 20 апреля. Атаки врага начались с новой силой. Горела земля, плавился металл, рушился бетон, но малоземельцы отражали неистовый натиск врага. Бесчисленные атаки гитлеровцев разбивались о железную стойкость наших воинов.

Чтобы представить обстановку тех дней на Малой Земле и всё, что пришлось нам пережить, уместно привести слова Героя Советского Союза С.А. Борзенко, бывшего в то время корреспондентом армейской газеты «Знамя Родины». Вот что он писал тогда:«Малая Земля стала родиной мужества и отваги… Тот, кто попадал на плацдарм под Новороссийском, становился героем… Там не было метра площади, куда бы не свалилась бомба, не упала мина или снаряд. Семь месяцев вражеские самолёты и пушки вдоль и поперёк перепахивали землю, на которой не осталось ничего живого – ни зверей, ни птиц, ни деревьев, ни травы. Никого, кроме советских воинов…»

В разгар немецкого наступления, когда особенно не было спасения от вражеской авиации, наше командование перебросило под Новороссийск воздушную армию. С этих дней, впервые с начала войны, наметилось превосходство нашей авиации. Дышать и жить стало легче.Летом Советская армия одержала победы на Курской Дуге, под Орлом и Белгородом и развивала наступление по правому берегу Днепра. Завершался коренной перелом в Великой Отечественной войне. Настало наше время. Ставка Верховного Главнокомандования поставила перед Северо-Кавказским фронтом задачу очистить район Нижней Кубани и Таманского полуострова. Новороссийскую операцию планировалось начать ночью высадкой морского десанта непосредственно в порт. В 2 часа 44 мин. 12 сентября 1943 г., когда отряды кораблей вышли на исходную линию, по сигналу командующего армией генерала армии И.Е. Петрова грянул залп гвардейских миномётов, возвестивший начало артиллерийской подготовки на участках высадки десантных отрядов. Одновременно авиация нанесла бомбовый удар по береговым укреплениям врага в порту, по его артиллерийским и миномётным позициям. Неизгладимое впечатление произвели артиллерийская подготовка и мощные торпедные удары катеров. Одиночных выстрелов слышно не было, был сплошной гул от канонады и светло, как днём, от артиллерийского огня.

По сверкавшим трассам пулемётного огня,вспышкам сигнальных ракет, которыми десантники обозначали места высадки, по взрывам мин и снарядов можно было видеть, как начинался и развивался легендарный штурм Новороссийска с моря. Несмотря на ожесточённое сопротивление противника, к исходу 15 сентября Новороссийск был взят нашими войсками. 16 сентября в 20 часов в Москве был произведён салют в честь войск, освободивших город Новороссийск.

Наступательный порыв наших войск был очень высоким, ведь для нас это было первое наступление с начала войны. Освободив станицы Раевскую, Натухаевскую и город Анапу, наши войска, преодолевая сопротивление врага, двигались к Тамани. 9 октября мы очистили Таманский полуостров от немецко-фашистских захватчиков. На этом закончилась Новороссийско-Таманская наступательная операция, а вместе с ней – и битва за Кавказ.

Начиналась подготовка к форсированию Керченского пролива и освобождению Крыма. 1 ноября 1943 г. наши войска высадили десант в посёлке Эльтиген в Крыму. По указанию командира полка я направил с этим десантом для корректировки огня командира взвода лейтенанта Онищенко с одним разведчиком и радистом. Больше месяца десантники отважно сражались с превосходящими силами противника, но расширить плацдарм не удалось. Наш полк был отведён с Тамани в Краснодар на переформирование и отдых.

Просмотров: 8Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все

Письмо комсомольцам-учащимся

Письмо комсомольцам-учащимся Из далёкого края, где солнца восход, Где второй мы творили победы поход, Где так неприглядна чужая страна, Где о Родине наши тоскуют сердца, В день годовщины двадцать в

Александр Маркович Колосов

Александр Маркович Колосов. Письмо адресовано в с. Ейское Укрепление Краснодарского края. 1943 г. Здравствуйте, пред. совета. Первым долгом пишу это письмо, хочу знать, кто жив или нет из моих родных,

Семён Семёнович Коломоец

Семён Семёнович Коломоец. Письмо адресовано в с. Ейское Укрепление Краснодарского края. 26 августа 1943 г. Дорогой товарищ! Мне доказывают, что у вас, т.е. в вашем селе, проживала гражданка Коломоец с

© 2023 Издательство "Книга"

350063, Россия, Краснодарский край,г. Краснодар, ул. Ленина, 51.

  • w-facebook
  • Twitter Clean
  • w-youtube