Иван Иванович Романенко

Иван Иванович Романенко (1918–1978 гг.) – генерал-майор Советской армии, Герой Советского Союза. Окончил Чугуевское военное авиационное училище лётчиков. На фронте с 1942 г. Штурман 774-го истребительного авиаполка 282-й истребительной авиадивизии 16-й воздушной армии Центрального фронта. Награждён пятью орденами Красного Знамени, орденами Александра Невского, Отечественной войны I степени и Красной Звезды. После окончания войны продолжил службу в армии. В 1951 г. окончил Военно-воздушную академию. В 1974 г. уволен в запас. Жил в Краснодаре. Умер 8 июня 1978 г.

 

Они встретились в день, когда голос Левитана объявил о начале народной беды. Молодой курсант уходил на фронт. Вместе с другом они пригласили двух девушек на вечеринку. В первом же своём письме из Новосибирска, куда Иван Иванович прибыл на службу в лётное училище, он сделал Галине Евстафиевне предложение.

Иван Иванович Романенко прошёл самое пекло войны – Сталинград, Курскую дугу, Берлин... Господь хранил. Его самолёт не раз горел, его сбивали враги, но Иван Иванович снова поднимался в небо. Он сбил 29 вражеских самолётов. Был удостоен звания Героя.

В конце войны наградные документы ушли в Москву, да где-то затерялись.

Так он не стал дважды Героем. Но о боях, о геройстве, о победах – в письмах почти ни слова. Они о самом сокровенном. Из кромешного ада, оттуда, где жизнь схлестнулась со смертью, он писал о любви.

 

 

17 октября 1942 г.

 

Москва – Химки.

Здравствуй, моя дорогая, родненькая Галочка, здравствуй, мой маленький соколёнок Валерка!

Дорогие вы мои! В минуты, когда я вот пишу вам письмо, я обещаю вам писать немного чаще, чем это было до сих пор.

Расскажу вам немного о своей жизни. Доехал я благополучно, не был голоден, не мёрз (благодаря тебе, моё солнышко, это ведь ты настояла взять зимний комбинезон), в настоящее время собираемся на работу. Вчера приехал из Москвы.

Москва мне понравилась тем, что транспорт работает чётко и хорошо. Да и сами москвичи молодцы, в городе строгий порядок и чистота. Москва – серая и строго, по-фронтовому подтянута. Что приятно действует на чувства каждого советского человека. На каждом шагу видишь следы тщательной подготовки осенью 1941-го грудью встретить врага и не пропустить его в столицу. По-моему, такой и подобает быть русской столице Великого Русского Народа.

Я разговаривал с многими рабочими об их жизни в настоящий момент. «Да, – отвечают они, – жизнь нелёгкая, но сейчас война, и обижаться не приходится». Чаще чувствуешь беспокойство за городские или же государственные нужды, но меньше – за свои личные.

Галочка! Ты знаешь, что с тех пор, как мы стали жить вместе, я никогда с тобой не расставался: вспоминаю, как бегал вместе с тобой на лыжах, как ходили в ДКА, как ждали сына, как ты встречала меня с полётов. Как всё это приятно, как это хорошо, с какой остротой чувствуешь отсутствие самого близкого человека, самого откровенного, преданнейшего товарища и друга. Ведь никто-никто не может мне так петь песню, как ты, никто так не может развеселить душу, как ты, родненькая.

Родненькая, моя дорогая, как всегда, меня беспокоит один вопрос: останешься ли ты такой же, или тебя время, жизнь, обстановка изменят? Я бы отдал всё за то, чтобы ты осталась такой же. Чтобы и сын когда-либо прочёл это письмо и мог гордиться своей мамочкой.

Ты не обижайся, но мои сомнения настолько обоснованны, насколько может подействовать на тебя неопытность по молодости.

Галочка! Как у тебя дела с продуктами, выкопала ли картошку, заготовила ли капусты, как дело с погребом?

Родненькая, береги себя и Валерку.

 

27 октября 1942 г.

 

г. Осташков.

После пятидневного перерыва я сел написать письмо своей родненькой. Как только есть свободное время, появляется потребность поделиться своими мыслями, чувствами и думами, и я обращаюсь к своему блокноту, который ты мне когда-то купила в Новосибирске.

Ты очень хорошо знаешь, что моё желание попасть на фронт было неизмеримо. Ты также хорошо знаешь, как я упорно готовился к участию в воздушных сражениях.

И действительно, здесь работа нелёгкая, и я рвусь на неё с удовольствием, берусь вынести тяжесть всех испытаний, которые мне встретятся. Но, родненькая, что это за люди, ты себе не представляешь! Как безучастно и бессовестно человек, которого ты знаешь, коверкает всё то, что хочешь делать, прежде всего, из-за собственного самолюбия. Он прекрасно знает, как я летаю, он ещё лучше знает, как я разбираюсь во всех или в самых необходимых для работы вопросах, но всё же не желает это использовать по-настоящему даже в ущерб общему делу.

Родненький! Как давно я не слышал этого слова. А может быть, «родненький» уже потеряло всякий смысл? А нет. Никогда! Не хочу этому верить, этому не бывать! Правду ли я говорю, моя ненаглядная?

 

10 января 1943 г.

 

Мы снова на новом месте, очень близко к передовой, и потому к нам часто залетают «гости», которые всё откатываются на юго-запад. Дежурю, сидя в кабине, но погода очень скверная, ветер холодный-прехолодный, пронизывает даже комбинезон, низкая облачность и туман. Но надо сидеть, чтобы в любую минуту встретить врага или в нужное время оказать помощь нашим наземным товарищам.

Мои дорогие, мои любимые, итак, здравствуйте.

Нет слов, чтобы описать мою любовь к вам, нет лиры, чтобы сравнить с ней мою любовь к вам. И чем больше моя любовь к вам, тем сильнее ненависть к врагу, который посягает на нашу свободу, нашу жизнь, на счастливое будущее моего Валерика.

Ты не можешь представить того, как хочется вас увидеть. Я сына не могу вспомнить, не могу представить, какой он, да и родненькую, тебя, моя дорогая, я не могу уже представить. Я очень прошу – пришли мне фотографию свою и сына.

Целуй за меня чаще нашего маленького сыночка.

 

16 июня 1943 г.

 

Вот, золотце, я уже почти здоров. Мне вообще «везёт» летом, почему-то каждое лето я должен полежать в госпитале, «отдохнуть» по-настоящему.

Можешь меня поздравить, родненькая, с повышением. Я назначен заместителем командира полка, хотя мне очень-очень жаль оставлять своих «орлов», над которыми я очень много поработал в тылу, и не напрасно.

Очень по вас соскучился. Работы настоящей пока нет, но думаю, что скоро будет жарко.

 

7 июня 1944 г.

 

Здравствуй, моя милая.

Ты хочешь, золотце, побыть со мной. Я тоже очень хочу этого. Может, мне скоро удастся приехать к вам. Учти, что союзники вступили в войну по-настоящему, и, я думаю, это уже много значит. И скоро война закончится, и тогда мы с Цыпкой заживём.

Золотце родное, ты пишешь, как Николай с Валеркой играется, а мне так плакать хочется. Как я завидую Николаю, почему так везёт другим, а мне всю жизнь не так, как людям. Сын растёт, а я даже не вижу его.

Родненький мой, прости меня, настроение моё не позволяет писать дальше, но я очень, очень, очень люблю тебя и сыночка.

 

14 февраля 1945 г.

 

Здравствуйте, мои милые, дорогие деточки – моя маленькая девочка и мой милый сынуля!

Вы хотите знать про мою работу здесь, на фронте. Я вам расскажу немного. Нахожусь я на территории Германии. Погода здесь примечательна тем, что температура очень высокая. Тепло, как весной. Грязь непролазная, озёра, кое-где болота, а больше леса. Величественные замки, дворцы, поместья, и наряду с этим бедные и забитые люди. Поляки здесь были в таком положении, что, пожалуй, никто большей радости не высказал приходу частей Красной армии, как они. Их приём в большинстве случаев искренний.

Немцы, безусловно, боятся нас, большей частью бегут, но потом возвращаются и уже потом нижайше кланяются даже каждому рядовому бойцу. Да это и ясно почему. Они настолько провинились, что даже самый снисходительный человек не простит их злодеяний.

Много, мои дорогие, потеряно времени, сил и здоровья, много было надежд, но уж такая превратность судьбы – нудное и обидное прозябание в «зам-зам-замах». Да ещё у кого, хоть было бы чему поучиться! Нечего сказать, обидно моё положение, сколько ни работай – всё за кого-то, тебе же никакого проку. Кому-то хорошо сидеть за прочной спиной и заниматься сбором трофейного имущества, зная о том, что там за тебя всё будет сделано и тебе же это будет засчитано.

Одно теперь желание: побыстрей бы кончилась эта война.

Крепко-крепко целую вас обоих.

Ваш нежно любящий папочка.

 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

Поиск по году
Please reload

Follow Us
  • Facebook Basic Square
  • Twitter Basic Square
  • Google+ Basic Square

© 2023 Издательство "Книга"

350063, Россия, Краснодарский край,г. Краснодар, ул. Красная, 28.

  • w-facebook
  • Twitter Clean
  • w-youtube