Дневник партизана. Часть 1.

Яков Давыдович Щепилов (1906 г.р.) – уроженец ст. Михайловской Курганинского района. С июня 1941 г. – начальник военно-учебного пункта ст. Новоалексеевской, с августа 1942 г. по февраль 1943 г. – командир конной команды разведки партизанского отряда «Кубанец» Курганинского района. Затем был командиром группы содействия истребительного батальона Курганинского района, командиром пулемётного расчёта отдельного взвода 9-й Курганинской сотни в 36-м Краснодарском казачьем пластунском полку 9-й Краснодарской казачьей пластунской дивизии. 24 августа 1944 г. был тяжело ранен, после излечения работал старшим механиком Новоалексеевской МТС Курганинского района. Награждён орденом Славы III степени, медалями «Партизану Отечественной войны» I степени, «За оборону Кавказа», «За победу над Германией», «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.».

 

1942 г.

5 августа

 

К вечеру через станицу Новоалексеевскую прошли арьергарды 56-й армии, направляясь на Лабинскую. В 10 часов вечера я и директор МТС Гладков получили распоряжение райкома партии на машине явиться в центр, в штаб Курганинского истребительного батальона. Выехали на автомашине без света по направлению через Ассирийский сельсовет.

Не доезжая до окраины станицы, встретили двух бойцов 56-й армии без обмундирования и оружия, которые остановили машину и попросили указать им дорогу на станицу Константиновскую. Когда мы ответили им, что они идут из станицы Константиновской, а машина идёт не туда, то они стали просить избрать другую дорогу и взять их с собой, так как эти бойцы только что вырвались из рук немцев, которые находились на окраине станицы Новоалексеевской.

Мы приняли решение – ехать глухими дорогами. Взяли с собой бойцов и бывшего машиниста МТС Г.Я. Азарова, который находился дома после ранения и не желал оставаться на занятой территории. Развернув машину и без света перескочив Сенюху, я повёл машину по дороге на Чамлыкскую. В четырёх километрах от станицы Новоалексеевской повернул по столбовой дороге через поля колхоза «2-я пятилетка». Удалившись от шоссейной дороги километра на полтора, включил свет. На вопрос Гладкова: «Зачем включил свет?» – я ответил:

– Семён Михайлович Будённый говорил: «Смелость города берёт», – и разъяснил ему свой план: – Наши по этим дорогам не встретятся, а если встретят немцы, то примут за своих.

Мы благополучно проскочили до станицы Константиновской, на окраине которой жил районный табаковод Хамид. Он большой приятель Гладкова. Остановили машину долить воды. Гладков зашёл к Хамиду выяснить положение. Возвратившись к машине, Гладков предложил мне заехать во двор и заночевать до утра. Но я возразил:

– Приказано явиться в штаб. Сюда мы проскочили, а тут теперь любой ценой долезем.

Гладков не стал настаивать.

 

6 августа

 

В два часа ночи мы добрались в штаб, где было разрешено до утра отдохнуть. Рано утром нас разбудили, и я получил приказание ехать машиной в разведку по маршруту «Дмитриевская – Армавир – Новоалексеевская – Чамлыкская – Константиновская – штаб». Под командой А.А. Перелыгина и с четырьмя бойцами – Печуриным, Ярёменко, Золотовым и Стародубцевым – выехали по заданию, подзаправили машину в Курганинском нефтесиндикате. С трудом пробившись к мосту через реку Чамлык, были предупреждены сапёрами: «Назад! Мосты зажигаем!»

Перелыгин, старший команды, стал настаивать, чтобы машину пропустили через мост. Но в ответ на его требование сапёры одновременно подожгли гужевой и железнодорожный мосты. На железнодорожном мосту стояли паровоз и цистерна с бензином. Один из офицеров Красной армии с насмешкой сказал Перелыгину:

– Разведчики? Едете в разведку, а разведывать нечего. Немецкий десант ведёт бой с нашим пограничным полком за хутор Красное Поле.

Делать было нечего. Пришлось возвращаться ни с чем.

Приехав в штаб истребительного батальона, который находился в правлении колхоза им. Карла Маркса, застали одного Гладкова. Он ожидал возвращения машины. Командование и бойцы вместе с отходящей Красной армией в это время уже переправились через Лабу. На мой вопрос: «В чём дело?» – Гладков ответил:

– Путь на Лабинскую отрезан. Немецкие средние танки и бронемашины в Родниковской.

Погрузив на машину оставшуюся часть имущества батальона, машина направилась вброд через Лабу. Но вброд переправиться через Лабу возможности не было. Машину пришлось по приказу командира батальона Старенького оставить на правом берегу Лабы, мы перебрались вброд, под укрытие леса, предварительно выведя машину из рабочего состояния. 

Когда мы переправились, было отдано приказание командира батальона выйти из леса и направиться в станицу Ярославскую через станицу Унароково. В это время немецкие стервятники – пикирующие бомбардировщики в составе эскадрильи – принялись бомбить брод через Лабу. Выйдя из леса, батальон форсированным маршем направился по указанному маршруту: Унароково – Ярославская – Махошевская. Ночевали за хутором им. Ворошилова.

 

7 августа

 

Батальон только в 7 часов утра вышел из станицы Ярославской. В это время три пикирующих бомбардировщика стали бомбить западную окраину Ярославской. По дороге Майкоп – Лабинская батальон прошёл 4-5 км и вошёл в перелесок по направлению к Махошевской.

Часа в три дня был получен приказ двигаться в станицу Махошевскую, куда прибыли уже в сумерках. В лес вошли вечером. Дороги после дождя были плохие. Не доходя до места стоянки, Чамлыкская группа запуталась в молодом лесу, а с ней вместе и я. Наткнувшись на легковую автомашину Родниковской МТС, около неё заночевали.

 

8 августа

 

Утром пришли проводники, провели к расположению батальона. Часов в 9-10 утра после короткого завтрака нас построили. Назначены командиры: командир партизанского отряда – Пётр Матвеевич Кило, начальник штаба отряда – Степан Кириллович Дьяков, комиссар – Василий Семёнович Деркачёв, секретарь партийной организации – Фёкла Лукьяновна Сухорукова, командир первой группы, он же заместитель командира отряда – Борис Никифорович Парфоменко, заместитель по матчасти – Прокофий Дмитриевич Южанин, командир второй группы – Василий Илларионович Смоквин, командир третьей группы – Старенький, зам. по политчасти – Рыбальченко, командир отдельной конной команды разведчиков отряда – Перелыгин. Команда входила в состав первой группы. Состав команды разведчиков: командир – Перелыгин, бойцы – Ф.А. Бережинский, Н. Жилин, М. Лысенко, Мерзлихин, Калеухов, Сурмачёв, я, Александр Лукич Сарачан, бывший матрос с крейсера «Аврора».

После разбивки и отсева командир разведки Перелыгин получил задание разведать станицу Махошевскую, мельницу на р. Фарс, станицу Ярославскую и разыскать группу Дьякова, выполнявшую особое задание по взрыву нефтеперекачивающей станции у хутора Красное Поле.

Часа в четыре дня эта группа была найдена в садах южной окраины станицы Ярославской. Мне было дано приказание:

– Немедленно сообщить командованию отряда о выполненном задании и выслать транспорт для подброски в отряд отбившейся группы Дьякова.

Это было выполнено.

 

9 августа

 

Отряд переходил на новое место – в Колосову балку. В этот день на место расположения нашего отряда прибыл партизанский отряд Ярославского района.

 

10 августа

 

Командование отряда дало задание командиру разведки Перелыгину выйти в разведку в конном строю в станицу Ярославскую, оставив в стороне станицу Махошевскую, и на обратном пути разведать станицу Махошевскую. Для выполнения этой задачи были выбраны добровольцы – Перелыгин, я и боец Мерзлихин.

Часов в 9 утра, спрятав лошадей в огородах юго-западной окраины станицы Ярославской, я и Мерзлихин, замаскировавшись под местных жителей, отправились в центр станицы. При лошадях остался Перелыгин. Проходя по центру и кварталам станицы, мы выполнили поставленную перед нами задачу и через два часа возвратились на место сбора

На обратном пути мы заехали в станицу Махошевскую. В станице немцев не было. Поговорив с колхозниками и передав им указания не давать немцам хлеба, скота, не выдавать преданных советской власти людей, проехали через центр станицы и возвратились к месту расположения отряда.

Командир разведки Перелыгин узнал, что в отряде нет печёного хлеба и что посылавшиеся за хлебом в станицу Махошевскую бойцы Таранушин, Бережанский, Жилин и Лысенко возвратились ни с чем. Они не доехали до станицы, поверив одному из жителей, что в станице немцы в большом количестве.

Командир первой группы Парфоменко приказал вторично ехать за хлебом. Таранушин и Бережанский поехали на линейке, а Жилин и Лысенко – верхом. Выехав из леса, они направились прямо к станице. У табачной фермы они были встречены пулемётным и автоматным огнём немцев на расстоянии 20-30 метров, в результате чего Жилин и Лысенко были убиты вместе с лошадьми.

Возвратившись, Таранушин и Бережанский доложили о происшедшем. Рассердившись на них, Перелыгин обозвал их трусами и вызвал добровольцев идти на выручку оставшимся двум товарищам. Вызвались Перелыгин, я, Сарачан и Мерзлихин.

В сумерках подошли к немецкой засаде, имея на вооружении три винтовки и один автомат против десяти автоматов и одного пулемёта немцев. Добравшись до места гибели Лысенко и Жилина, мы обнаружили трупы двух лошадей. Но людей и сёдел уже не было. Таким образом, возвратились ни с чем.

 

12 августа

 

День принятия клятвы партизан.

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

Поиск по году
Please reload

Follow Us
  • Facebook Basic Square
  • Twitter Basic Square
  • Google+ Basic Square

© 2023 Издательство "Книга"

350063, Россия, Краснодарский край,г. Краснодар, ул. Красная, 28.

  • w-facebook
  • Twitter Clean
  • w-youtube