С надеждой на встречу. Часть 2.

10 июня 1943 г.

 

Здравствуйте, мои дорогие! Хотя и не прошло 15 дней после моей открытки, но, не надеясь на почту и имея достаточно свободного времени, решил написать ещё несколько строк о себе. Как известно из газет, на фронте пока существенных изменений не происходит. Поэтому и я сейчас нахожусь в относительной безопасности и не хожу в бой, хотя и нахожусь в действующей армии.

Я уже писал, что сейчас живу хорошо, отдыхаю. Помещаюсь в хате и сплю на кровати, живу со всеми домашними удобствами. Нельзя сравнивать с тем, что пришлось перенести дорогой: и по железной дороге, и пешком свыше 200 км. Ехали очень долго – свыше двух месяцев – в переполненном вагоне и очень редко получали горячую пищу. В детстве, лет в 12, у меня болели суставы ног, и с тех пор я никогда не жаловался на свои ноги, но, пройдя 60-70 км, у меня заболели суставы ног так же, как и в детстве. Боль переходила от одного сустава ноги к другому. Пересиливая боль, я шёл, не отставая от товарищей. В конце марша на правой ноге образовалась твёрдая опухоль нижнего сустава, и я дошёл до места назначения совсем хромым. На медицинском пункте дали направление в госпиталь, но я в госпиталь не пошёл, т.к. не хотелось отставать от товарищей, и через дня два покоя боль утихла, а через пять дней спала и опухоль. Теперь на свои ноги не жалуюсь и во всём чувствую себя хорошо.

По железной дороге мы сделали большой крюк для безопасности. От Пензы, точнее, от ст. Поводино, поехали на Сталинград. Видели места исторических боёв. Ещё не доезжая до Сталинграда, видели разрушенные станции, здания, всюду обломки оружия, автомашин, самолётов, танков, повозок, всюду валяющиеся пока не прибранные боеприпасы. Видели также и массу трофеев, собранных на станциях. Почти на всём дальнейшем протяжении пути видели изрытую местность: воронки от снарядов, авиабомб, окопы и иные сооружения. На особых путях станций стоят во множестве вагоны из различных стран Европы, главным образом, немецкие, французские и румынские, также много и паровозов. Эти вагоны и паровозы не могут ходить по нашей линии, т.к. рельсы для наших вагонов настилаются шире друг от друга, так что немцам, а затем и нам пришлось переделывать железные дороги на свой лад. Особенно нас поражало количество обломков немецких самолётов и танков, которые большими составами шли нам навстречу в тыл. Также встречалось много составов, гружённых металлическим ломом, главным образом, от разбитых вагонов и различных сооружений.

Недолго были в городе-герое Сталинграде. Я доволен тем, что удалось видеть это историческое место почти в том виде, в каком оно осталось после боёв, после поражения и захвата немецкой армии. Дальше Сталинграда ехали тоже по интересным историческим местам, где шли крупные бои: станция Котельниково, Сальск, Батайск, Ростов и др. В этих местах я не бывал, и мне раньше казалось, что это хорошие места для мирной жизни, раз они находятся на юге, но северянину, привыкшему к лесу, воде и своей природе, понятно, не совсем понравились. На всём протяжении пути, почти от Пензы до Ростова, ехали по степной, крайне однообразной местности. Местность очень ровная, без леса, мало воды. Из вагонов видно очень далеко. Селения расположены очень редко друг от друга. На ровной местности ветру негде удержаться, и он дует постоянно, надоедливо. Ветер и горячее солнце сильно иссушают почву, и если бы не частые дожди, то эта местность была бы пустыней. Деревни видишь лишь в садах и очень редко в оврагах. Деревья карликовые. Кусок дерева ценится высоко. Отапливаются жители соломой, навозом и здесь, на Донбассе, низкосортным углём, который невыгодно перевозить. Несколько неожиданным для меня оказалось, что продукты стоят в местности, бывшей оккупированной немцами, сравнительно недорого. Сказывается плодородный юг, несмотря на разорение населения войной. Так, в гор. Сальске оказались продукты питания самыми дешёвыми на всём нашем пути.

Я обещал Ане делать денежные переводы из своей зарплаты высылкой так называемого аттестата, но со времени выезда я пока ничего не получал деньгами. Как только наладится нормальная получка зарплаты, так буду посылать вам, как это обещал. Скучаю по вас, особенно потому, что не получаю от вас писем более трёх месяцев и совершенно не знаю о том, как вы живёте. Напишите, дали ли вам участок под огород и обеспечили ли семенами. Напишите всё, что знаете о моих родных, о том, как живут в Сергах. Как окончил нач. школу Женя? Куда думаете отправить Женю на летние каникулы? Пишите, не утаивая, об условиях вашей жизни. Адрес вам я писал, хотя и временный, но, возможно, получу по этому адресу. В случае перемены адреса сообщу немедленно и попрошу ещё раз написать то же по новому адресу. Адрес мой: полевая почта 05832-Р, Ар. Ник. Князеву. Обо мне не печальтесь, я уже писал, что чувствую себя хорошо, а что будет в дальнейшем, об этом не надо думать. Целую вас, ваш папа.

 

15 сентября 1943 г.

 

Здравствуйте, мои дорогие!

Очень тоскую по вас, не получая от вас писем четыре месяца. Беспокоюсь о ваших условиях жизни, тем более что я вам до сих пор ничем не помог. Становится прямо неудобно перед вами, как будто я намеренно оттягиваю перевод вам аттестата. Поверьте, что я всё делаю, что возможно, но обстоятельства складываются так, что вам всё приходится ждать. Вероятно, перешлю тогда, когда наше продвижение вперёд приостановится на несколько дней, тогда трусливый начфин, от которого зависит задержка перевода, решится прийти на передовую линию фронта. До сих пор, пока идут бои, он где-то находится в тылу. Я всё ещё жив и здоров, хотя, не буду от вас скрывать этого, постоянно двигаюсь с боем в передовых частях и частенько бываю в трудных и опасных условиях. Неплохо бьём немцев. Вы уже знаете, что нами, при моём непосредственном участии, взят город, около которого работал А.И. Сидоренко. Движемся на запад всё дальше и дальше... Пишите о том, как вы живёте. Целую и обнимаю вас. Ваш папа.

 

21 сентября 1943 г.

 

Здравствуйте, мои милые, дорогие!

Через несколько дней после отправки вам открытки получил сразу пять писем – три от вас и письма от мамы и Руфины. Был я очень доволен, когда впервые за четыре месяца получил письма, доволен и тем, что жили до сих пор неплохо. Очень рад был тому, что вы положили фотокарточку, хотя я и помню вас очень хорошо, но приятно взглянуть на ваши лица. У меня же не было никаких вещей от вас, а теперь я имею фотокарточку, которую буду всегда хранить при себе.

Теперь хочу подробнее написать, почему пять месяцев не получаю денег и не высылаю вам. До начала наступления наших войск я находился в резерве, в тылах фронта; занимался углублением своих знаний, а в последнее время был преподавателем одного из военных предметов, перебрасывался из одного места в другое, поэтому менялся мой адрес. В резервных частях не было финансовой части, которая производила бы расчёт. Теперь же нахожусь полтора месяца в постоянной части, действующей на передовой линии. Гоним немца на запад, в среднем 10 км в день. Нам же приходится маневрировать и в каждые сутки проходить много раз больше. Тыл наших войск отстаёт от нас. Отстаёт и финансовая часть. Расчёт, по-видимому, получу тогда, когда догонит финансовая часть. Тогда сделаю вам перевод. Лишь бы быть до того времени невредимым.

Хочется ещё написать вам (пусть только это не вызовет особого беспокойства обо мне), что сколь вам ни тяжела мысль о возможной утрате меня, но нужно заранее смириться с этой возможностью, тем легче будет перенести её, если она произойдёт, и тем радостнее будет наша встреча, наше свидание. Поверьте мне, что я давно смирился со всякой возможностью, как говорится, подвёл итог своей жизни, и мне её не жаль. Жаль мне вас, всех тех, кто будет горевать обо мне. Поверьте мне, что в последнее время я стараюсь сберечь себя не для себя, а для вас всех, для моего сына. Вполне хладнокровен и спокоен в самые трудные моменты. Единственно, что тяжело мне, это мысль о том, что вы тоскуете и беспокоитесь обо мне. В остальном же всё обстоит хорошо. Приятно осознание того, что бьём и гоним врага, иной раз весьма искусно удаётся перехитрить его.

Кроме того, видишь много интересного, о чём и не подозревал я, несмотря на свою начитанность и бывалость. В боевые дни живёшь больше, чем в мирные дни. Признаться, в последние годы начинала надоедать та однообразная жизнь и работа, которую я вёл 13 лет. Хотелось какой-то перемены. И вот я получил её более чем достаточно. Посмотрите на карте только путь, по которому я прошёл: Сталинград, Котельниково, Сальск, Батайск, Ростов-на-Дону, Новочеркасск, Иловайск, Макеевка, Сталино и др. города до Днепра. Я не перечисляю дальше Сталино, т.к. их, наверное, зачеркнёт цензура. Вам, конечно, понятно, что на этом пути я видел гораздо больше, чем я видел бы, если бы прошёл как турист. Да и никогда бы я и не собрался сделать такой маршрут по югу СССР. Каких только фруктов, плодов, ягод я не поел! Поел многое и другое, чем богат плодородный юг. Недаром немцы старались завоевать его в 18-м году и в 41-м году. Кстати, о питании: питание очень хорошее, только нужна была привычка кушать два раза ночью и не есть целый день ничего. Впрочем, это не каждый день. Днём находим другое: на полях много не убранного подсолнуха, арбузов, дынь и разных овощей, встречаются часто плодовые сады. В населённых пунктах жители угощают, чем могут, к сожалению, эти пункты проходили быстро, только один раз ночевали в хате.

Пишите, что знаете о Сидоренко, Золотухине, про своих родных, как они живут. Аня, пока я жив и нет особой нужды, лучше бы не переезжать в Новосибирск, впрочем, тебе виднее.

Целую и обнимаю вас. Ваш папа.

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

Поиск по году
Please reload

Follow Us
  • Facebook Basic Square
  • Twitter Basic Square
  • Google+ Basic Square

© 2023 Издательство "Книга"

350063, Россия, Краснодарский край,г. Краснодар, ул. Красная, 28.

  • w-facebook
  • Twitter Clean
  • w-youtube