С надеждой на встречу. Часть 3.

20 октября 1943 г.

 

Мой милый сыночек!

Мне было очень жаль тебя и маму, когда я прочитал, что ты плачешь один без меня и мамы. Не плачь, дорогой, ты знаешь, что ты не один живёшь пока без папы. Нужно прогнать проклятых немцев с нашей земли, чтобы мы жили по-прежнему хорошо. Нам всем приходится тяжело, без этого не прогнать немцев. Не тоскуй, мой милый, жди терпеливо, я приеду, и будем жить ещё лучше прежнего. Старайся получше учиться и не отставай от лучших учеников.

Я ещё раньше хотел написать вам, что многим детишкам тяжело приходится жить. Это было уже давненько, когда мы гнали немцев в сентябре-месяце. В одной деревушке все дома были разрушены или сожжены, а жители были угнаны или ушли неизвестно куда. Я пошёл через сады и огороды, которые хотя и были поломаны и потоптаны, но можно было найти сколько угодно овощей, плодов и фруктов. В густом саду у разрушенного домика я увидел трёх мальчиков, играющих самым разнообразным немецким оружием. Расспросив их, я узнал, что кроме них в деревне больше никого нет уже около месяца, где их родители – они не знают. Старшему из них было около 12 лет. Питались они тем, что находили в садах и огородах. Я и мои бойцы отдали им свой хлеб и другие продукты, которые оказались у нас. Теперь они, конечно, уже не одни, но что они пережили до этого? Таких детишек много, им приходится ещё тяжелее, чем тебе. Я жив и здоров, чувствую себя неплохо. Бьём немца, хотя он цепко держится за нашу землю, но ему не устоять.

Пиши мне, мой сыночек. Целую тебя и маму. Твой папа.

 

9 ноября 1943 г.

 

Здравствуйте, мои милые!

Поздравляю вас с 26-й годовщиной Октября. Ваше письмо, где вы писали оба, получил; несколько строчек из него было вычеркнуто, это в том месте, где, очевидно, писалась цена пимов[1] и продуктов. Жду с нетерпением письма, где бы вы сообщили о получении денег. Через несколько дней должен получить очередную зарплату. В праздничные дни боёв не вели и дали возможность праздновать и немцу. Город, который мы освободили, и где особенно отличились, послал нам подарки к 7 ноября: сдобные сухари, печенье, табак и пр. Кроме того, получили многое дополнительно к обычному пайку. Так что, хотя [мы в окопах], под мелким осенним дождиком, отметили годовщину Октября неплохо. Про себя сообщу, что жив и здоров по-прежнему. Не беспокойтесь обо мне в отношении дождливой погоды. Хотя и часто приходится менять позицию, но каждый раз вырываю окопчик, в котором можно растянуться во весь рост и стоять согнувшись. Сверху из ящиков делаем перекрытие от осколков, шрапнели и мин, оно же защищает от дождя. При передвижении укрываюсь непромокаемой плащ-палаткой. Пишите. Целую и обнимаю вас. Ваш папа.

 

2 декабря 1943 г.

 

Здравствуйте, мои дорогие!

Получили ли вы мой перевод за октябрь и ноябрь – 1350 руб.? По моим расчётам, ко времени получения этого письма вы уже должны его получить. За декабрь я пошлю ещё почтовым переводом, а с нового года будете получать по аттестату, хотя и не всё, что я намерен вам посылать, т.к. положено по аттестату посылать не более 65% от основного оклада. Вчера получили подарки с поздравлениями с праздником 26-й годовщины Октября от сотрудников конструкторского отдела завода «Торфмаш» г. Иваново. Мне достались хлопчатобумажные тёплые носки, варежки, носовой платок и два подворотничка. Кроме вещей такого рода, в посылке были табак в вышитых кисетах, бумага, конверты, карандаши, сухари, колбаса и др. Посылки по почте не высылайте, да и отдельные посылки не принимаются. Мне ничего не нужно, снабжён всем необходимым. В одном из писем я как будто писал, что были заморозки, но это ещё не значит, что здесь уже началась зима. Хотя сегодня 2 декабря, но погода стоит, как в сентябре у вас, или, по крайней мере, в начале октября. По рассказам здешних бойцов, зима бывает здесь не больше месяца с морозцем до 20°, а в некоторые годы зима бывает 6-10 дней; зато бывает очень грязно и сыро из-за дождей и тающего снега. В марте-месяце начинается посев.

На нашем участке в последнее время боёв с перемещениями нет. Стоим в очень ровной степи на большом расстоянии от населённых пунктов и держим оборону завоёванного. Писем, кроме как от мамы, не получаю, давненько не получал и от вас, но ведь мы находимся на очень большом расстоянии, в противоположных углах СССР. Пишите. Целую вас. Ваш папа.

 

16 февраля 1944 г.

 

Здравствуйте, мои дорогие!

Не надеюсь на то, что вы получили мои предыдущие открытки, т.к. они были трофейные – немецкие, на хорошей бумаге, и хорошо сделаны, на одной – розы, а на другой – маргаритки. Боюсь, что эти открытки задержали для себя почтовые работники как некоторую редкость.

Пишу ещё раз о себе, что за последние две недели вели сильные бои, в результате которых ликвидирован левобережный Днепровский плацдарм немцев, и мало того, форсировали Днепр, и сейчас держимся на другом берегу. Я жив и здоров, несмотря ни на что. Посылаю вам в конверте вместе с этим письмом одну из оставшихся двух трофейных открыток и вырезку из газеты, где описан маленький эпизод последних боёв, где я участвовал вместе с моими бойцами и командирами. Кроме того, посылаю своё крайне неудачное изображение, но в наших условиях нельзя сделать лучше. Фотокарточка – явный брак. Но другой и не удастся сделать.

…Посылал вместе с вашими и маме трофейную открытку. Кстати, о трофеях. В этот раз было особенно много брошено немцами различных трофеев, грязь была исключительная, у немцев, да и у нас, не мог двигаться транспорт. Хотя они сожгли и разрушили значительную часть, но много досталось в наши руки. Я лично много перебрал вещей, но почти все выбросил, оставил лишь самое необходимое. Так я пополнил иссякнувший запас бумаги для писем и служебных дел, взял кое-что из туалетных принадлежностей и др. необходимую мелочь.

У меня появился какой-то суеверный страх брать трофейные вещи, да и нести их на себе по грязи – лишний груз. Пишите, как вы живёте. Я вам писал, что зима здесь очень тёплая. Мы не видели снега 1,5 месяца, но со вчерашнего дня держится выпавший снег и холодный ветер, такой, какого не было за всю зиму. Вас давно интересовало моё местопребывание, спросите у мамы, она поймёт мой намёк. Я юго-западнее того города, который, как она думала, взят при моём участии.

Целую вас. Ваш папа.

 

 

 

[1]  Пимы – валенки.

 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

Поиск по году
Please reload

Follow Us
  • Facebook Basic Square
  • Twitter Basic Square
  • Google+ Basic Square

© 2023 Издательство "Книга"

350063, Россия, Краснодарский край,г. Краснодар, ул. Красная, 28.

  • w-facebook
  • Twitter Clean
  • w-youtube