Фёдор Великанов. История любви в письмах. Часть 3.

20 марта 1943 г.

 

Здравствуй, дорогая Тамара!

С горячим любовным приветом, Фёдор!

Вчера для меня, Тома, был очень радостный и счастливый день. Получил от тебя, дорогая, письмо, причём, можно сказать, оно быстро дошло, за 16 дней. И я позволю себе тебя за него поблагодарить и крепко поцеловать. Заверяю тебя, Тома, что твои письма очень жду, и они дороги для меня. Мне кажется, что нет счастливее и радостней, чем получить письмо от своей близкой знакомой, дорогой девушки. Ведь ты должна понять, что это единственная радость, которую мне судьба оставила. Правда, условия жизни у меня ещё не так плохи. Можешь так заключить, поскольку пишу тебе чернилами. Будет, конечно, время, когда этого сделать не смогу, а пока условия позволяют. Конечно, можно ожидать впереди трудности и возможные лишения, но всё переживётся. Признаться, Тома, весь период моей службы исключительно насыщен одними трудностями. Начиная с первого дня в армии, так досталось на мою долю. Всё время на Север, да в таких глухих местах бывал – и не представить даже.

Тома, ты пишешь, что письма твои для меня, возможно, недороги. Нет, эти сомнения у тебя прошу рассеять. Письмо, присланное мне ответом на моё первое, я сразу оценил. Понял, что наша переписка будет самой близкой. Это потому, что, я считаю, характеры у нас похожие. Я понимаю, ты пишешь о себе довольно скромно, и всё же не скрываю, ты мне понравилась даже так. А при встрече, надеюсь, мы узнаем друг друга лучше. Но пока судьба распорядилась так, что у нас есть только возможность общения через письма.

Я, честно сказать, очень доволен, что мои письма доставляют маленькую радость девушке, у которой разбита душа, так как она оторвана от своих родных. Хочется, кроме слов, тебя нежно приласкать. Если бы ты была около меня, то почувствовала бы всю глубину моих к тебе, Тома, чувств. Возможно, такое время скоро придёт, нужно на это надеяться.

Напиши, удалось ли тебе найти свою мамашу и как у вас в Ташкенте погода. Дела мои пока, Томочка, идут хорошо, трудности, можно сказать, позади. Зима прошла, и это тоже хорошо, у нас стало заметно теплее. А вчера так удачно послушал концерт из Москвы. Пел сам Леонид Утёсов, мне несколько песен очень понравились, вот, например, «О чём ты тоскуешь, моряк?» или о храбрых музыкантах – «Ростов-город», ну и другие. В общем, всё его выступление прослушал, впечатления остались самые приятные. Если будет возможность, Тома, тоже послушай концерт из Москвы, получишь удовольствие.

Ты, Тома, спрашивала, имею ли я переписку ещё с какой-нибудь девушкой, кроме тебя. Переписку веду только с тобой, зачем мне другие, ведь мне достаточно только тебя. И меня всё устраивает.

Просьбу о твоей подруге Клаве я устроил, ей написал мой товарищ, Николай, передай, пусть ждёт письмо. Я думаю, что ты делишься своими впечатлениями о нашей переписке с подругой. Передавай Клаве привет от меня.

Тебе желаю всего наилучшего в работе и повседневной жизни. Крепко тебя обнимаю и целую.

Жду с нетерпением ответа, до скорой встречи, Фёдор.

 

14 апреля 1943 г.

 

Здравствуй, дорогая моя Томочка!

С любовным сердечным приветом к тебе, Федя!

Сразу сообщаю, Тома, что письмо твоё получил и был этому рад. Разреши тебя за него от всего сердца поблагодарить и крепко-прекрепко поцеловать. Это письмо, можно сказать, самое необычное и радостное из всех твоих писем, которые я получал. Ты не представляешь, как я рад за тебя, за то, что ты, Томочка, получила радостное сообщение о своих родных, о брате и мамаше. Твоим письмом я очень тронут и представляю, в каком ты сейчас настроении при таком счастье. Как твой близкий знакомый, я вместе с тобой, моя дорогая, разделяю счастливые переживания твои, и хотя мы находимся очень далеко друг от друга, но в мыслях мы ближе всех, мы рядом, мы вместе!

…Теперь внесу ясность по поводу твоего куплета в прошлом письме к тебе. Это, Тома, выдержка из песни «Любовь радиста», ты её, видно, не знаешь. Хорошая песня, мне она очень нравится, в ней такие задушевные слова.

Тома, твои письма я тоже читаю своим ребятам. Ты, конечно, не стесняйся этого. Такого переплёту, как у нас с тобой, у них нет. Я думаю, в том, что я читаю твоё письмо своему другу, ничего плохого нет. Правда?

Да, Томочка, очень досадно, что твои новые фотографии до меня не дошли. Очень жаль, но ты не огорчайся, наверно, когда цензура письмо проверяла, взяли или выронили. Может, Тома, ты на них что загадала, ну если дойдут, значит, будет «это», а если нет, значит, будет «то». Напиши мне, как оно, я не обознался ли. Ты, Тома, совсем не упомянула в письме о Клаве. Ну, своей подруге, ей мой друг Коля Рыбкин уже несколько писем послал, а ответа нет. Может, его письма не доходят до неё? Узнай по возможности, может, в адресе что попутали. Тома, если уедешь из Ташкента домой к родным, ты мне напиши. Адрес у меня пока постоянный, или на мой домашний, а мне перешлют.

Теперь немного о себе: здоров, чувствую себя хорошо, в отношении питания пока ещё неплохо. Конечно, погода у нас ещё зимняя, день, конечно, прибыл порядочно, а весны пока не заметно. Снегу везде полно, и ещё не тает. У тебя в Ташкенте, небось, не сравнить.

Тут в твоём письме цензурой что-то так позачёркнуто, и не разобрать. Поймать твою работу в эфире, конечно, попробую, но, скорее всего, не получится. Конечно же, было бы интересно, я попробую. Некоторые волны мы принимаем, но очень плохая слышимость. Вот и всё, заканчиваю своё письмо, и так много написал. Прости, Тома, если что не так написал. Позволь, Тома, обнять и поцеловать, жду от тебя писем с нетерпением. До свидания.

Крепко ещё раз целую, Федя.

 

22 июня 1943 г.

 

Здравствуй, дорогая моя Тамара!

С любовным, горячим приветом, Федя! Тома! Сегодня, именно сегодня, так хочется написать тебе письмо. Ведь два года назад гитлеровские банды напали на нашу цветущую, прекрасную Родину. Эти кровожадные звери временно лишили нас счастливой жизни. А сколько они, людоеды, причинили горя и страданий нашему народу! Я не говорю о себе, сколько перенёс неприятностей и невзгод за это время, находясь на фронте. Очень хочется именно в этот день приголубить и приласкать тебя с особой любовью.

Сколько ты, моя дорогая, перенесла и перестрадала! Я всё понимаю и сочувствую тебе всей душой. Томочка, помни всегда, что ты не одна, у тебя есть твой лучший друг, который тебя никогда не забудет. Я хоть и далеко от тебя, но всегда душой и всем своим существом вместе с тобой. Ты для меня самая дорогая и самая близкая на свете! Помни об этом, а печальные мысли гони прочь. Впереди ещё нам предстоит трудная борьба, но мы тверды в своих убеждениях, всё равно выйдем победителями. Верю! Скоро этой кровожадной банде придёт конец! А наша любовь и замечательная дружба, я надеюсь, ещё больше укрепится. Я не знаю, как ты на это смотришь, но, судя по твоим письмам, я тебе тоже очень дорог. Тома, в одном из своих писем ты писала, что что-то готовишь мне в подарок к нашей первой встрече. Это замечательно, будем надеяться и ждать этого счастливого дня.

Мне хочется, Томочка, но как-то неудобно, попросить у тебя что-нибудь на память, что угодно, что в твоих силах. Я твоё положение прекрасно понимаю. Пожалуйста, маленькую вещичку, платочек или что-то другое, небольшое. Чтобы можно было переслать в конверте. Ты даже не представляешь, как дорога и близка мне была бы эта вещь! Носить её в нагрудном кармане, возле сердца, держать её в руках, вспоминать тебя. Ты прости меня, наверно, я веду себя нескромно, нетактично. Но, судя по твоим письмам, я набрался храбрости и написал о своей просьбе. Твоё последнее письмо, дорогая, получил 1 июня, и после, представь себе, ещё ни одного не пришло. Я малость забеспокоился, может, что-то случилось. Томочка, я так жду от тебя писем, это целое душевное переживание, вернее, мука. Экспедитор приедет, спрошу его, а он мне в ответ: «Нет». Это слово режет по сердцу, настроение сразу плохое. Да, чуть не забыл о себе написать. Ну, конечно, я здоров, чувствую себя пока нормально, дела идут тоже хорошо. Погода стоит тёплая, солнечная, приятно и хорошо. Тебя часто-часто вспоминаю. Напишу тебе одну выдержку из стиха:

 

…Пускай у писем далека дорога,

Но мне от мыслей хорошо моих.

Ведь эти письма я руками трогал,

И ты, читая, будешь трогать их...

 

На этом заканчиваю. Пиши про всё. Жду с нетерпением. Будь здорова и радостна. Крепко тебя целую. Федя.

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

Поиск по году
Please reload

Follow Us
  • Facebook Basic Square
  • Twitter Basic Square
  • Google+ Basic Square

© 2023 Издательство "Книга"

350063, Россия, Краснодарский край,г. Краснодар, ул. Красная, 28.

  • w-facebook
  • Twitter Clean
  • w-youtube