Валентин Васильевич Бережной

Валентин Васильевич Бережной – командир взвода миномётчиков. На фронт призван из ст. Марьянской Краснодарского края. Погиб.

 

6 апреля 1942 г.

 

Привет, дорогой папа!

Жив, здоров, самочувствие прекрасное. Получил сегодня новое письмо, которому был сердечно рад. Большое спасибо, дорогой папа. Я узнал, что моих писем ты не получил ещё ни одного, несмотря на то, что я уже послал их не менее пяти. Твои письма, дорогой папа, я получил все. Но они слишком долго идут. Вот, например, сегодня я получил письмо ещё от 27 марта, когда уже сегодня 6 апреля. Как долго путешествуют!

В связи с тем, что мои письма, папа, не дошли к тебе, пишу ещё раз. Мама приезжала ко мне, была два дня. Уехала 24/3. Папа, очень обидно, что не придётся увидеться. Но ничего не поделаешь. Ведь сейчас война! Дорогой папа, будешь автоматчиком? Это неплохо. Сейчас, наверное, учитесь стрелять и изучаете пистолет-пулемёт (ППД или ППШ). Это замечательное оружие. Я уже стрелял из него и видел силу его огня. А теперь, дорогой папа, разреши порадовать тебя. Если ты – автоматчик, то я – миномётчик! Вместе будем громить гадов. Я, так же как и ты, дорогой папа, через несколько дней уеду на фронт. Будем надеяться, встретимся где-либо на поле боя. Замечательно было бы, если бы попали в одну часть.

Я очень жалею лишь об одном: из училища не пришлось выйти коммунистом. Но всё это из-за дяди Илюши, который так и не прислал рекомендации. Но это неважно. Я стану коммунистом. Впереди – фронт.

Дорогой папа! Ещё раз прошу: не беспокойтесь за меня. Трудностей никаких нет. Всё вошло в привычку, за зиму немного закалились. Я чувствую, что даже начал поправляться. Сегодня-завтра получаем фуражки или пилотки, ибо в шапках уже жарко.

Дорогой папа! Ответ на это письмо мне не пиши, ибо письмо меня уже не застанет здесь. Можешь писать домой, куда я сообщу свой новый адрес. А ты, папа, сообщишь свой, и тогда мама, Клава или Нина напишут нам адреса. Итак, ответа не давай.

До свидания, дорогой папа! Горячо целую и крепко жму руку. Твой сын Валентин.

Гор. Нальчик.

 

9 мая 1942 г.

 

Здравствуйте, мама, Клава и Нина!

Шлю горячий привет вам из станицы Дондуковской и желаю всего хорошего в вашей жизни и здоровья; вас, дорогие сёстры, поздравляю с окончанием школы и сдачей государственных экзаменов. Мне хочется знать только, как вы закончили этот учебный год, с какими успехами перешли в следующие классы и чем порадовали маму, а также папу и меня.

Дорогие мама и вы, сёстры!

7 мая получил взвод и начал работать. Приходится трудновато в первые дни, так как из стен училища вышел всего только 3 мая. Но ничего, думаю, что постепенно освоимся и пойдём впервые на фронт. Бойцы у меня пожилые, есть даже такие, что почти в два раза старше меня; есть и такие, что уже дважды были на фронте и будут ехать на фронт уже в третий раз. Многие из них – миномётчики, участвовали в боях. Один мой боец рассказывает о том, как он получил ранение. В бою разрывом немецкой мины оторвало ногу их командиру; тогда он, стараясь оттащить своего командира в сторону, подполз к нему, но в этот момент разорвалась вторая мина, которая смертельно ранила командира, а бойца осколками поразило в трёх местах в левую руку. А теперь он снова рвётся на фронт, хочет отомстить немцам и за себя, и за убитого командира – старшего сержанта. Есть несколько и молодых бойцов – моего года. Но все – и старые, и молодые – хорошие бойцы.

Плохо только одно: Илью и тех двух товарищей, с которыми мы были направлены сюда из училища, отправили куда-то в другую часть. Илья чуть-чуть не заплакал от обиды. Ведь нас же направляли в одно место, в одну часть, и вдруг на его место поспешили другие. Меня отправляют, а его – отсылают. 8 мая он уехал. Не знаю, где он. Но мы так привыкли друг к другу, что не хотелось расставаться никак. Ведь мы же и в Астрахань ездили вместе, и в училище снова попали вместе – в один взвод и даже в одно отделение. А хорошо было бы вместе, особенно в бою! Почему в бою – это, я думаю, вам понятно. Мы бы знали друг друга, как никто другой. Так жаль, что его не будет со мною. Такой парень был, что если уж где что достать, слимонить или ещё чего-нибудь в этом роде делать, то за ним это не постоит. Остался теперь с ребятами, с которыми вместе учился. Один – из ст. Славянской, второй – из Старомышастовской, а третий – из каких-то хуторов; есть ещё трое наших ребят из училища, но те в другой части, и с ними редко приходится видеться. Илья когда уезжал, то я просил, чтобы он при удобном моменте поехал домой и зашёл к вам; так что если будет у вас, то узнаешь от него все подробности больше. В письме сообщу сам лишь о том, что питание у нас замечательное и в достаточном количестве. Нос только с наступлением мая (как и всегда) начинает краснеть; кроме того, надеюсь вскорости побывать (быть, вернее) на фронте. Вот то, что мог и что разрешено сообщить домой – вам.

Сижу в штабе нашей части за столом; окно распахнуто; веет после побрызгавшего только что дождика прохладой; перед окном – акация и уже отцветшая вишня; дальше вижу высаженный молодой парк колхоза или школы, в котором построен памятник В.И. Ленину. В другое окно видна широкая улица, зеленеющая вся от молодой травы. Мне вспоминается наша спальня и большой куст сирени, заглядывающий в её окно.

Дорогие мама, Клава и Нина!

Когда я уезжал из училища, то дал Вас. Мельнику денег на то, чтобы он взял взводную фотографию и выслал вам домой. Если ещё вы не получили, то в скором времени должны получить и увидеть, с какими курсантами я учился больше месяца; остальные пять месяцев я учился в другом взводе и у другого командира, но часть ребят из старого взвода перешла во время переформирования вместе со мною, в том числе Илья, Вас. Мельник и ряд других. На фотографии увидите и моего бывшего командира взвода.

Дорогие родные, написал письма папе и дяде Ване. Хочется знать, где сейчас папа, а то мне не удалось увидеть его, когда я был в Армавире. Сегодня, если успею, напишу бабушке и тёте Дусе в Ильскую. Плохо, что у нас вот нет до сих пор адреса, и я не смогу ничего получить от вас. Но ничего. Я не так уж далеко нахожусь теперь от вас. Где мы – в Краснодарском крае! Майкоп и Армавир – вот города, ближе всего к которым я нахожусь сейчас.

Немного о станице Дондуковской. Типичная кубанская станица, зеленеющая от садов, но дома разбросаны как-то редко, прямо через станицу протекает река, название которой ещё не знаю; река тихая, мелкая, дно песчаное, слой воды не больше полуметра; клуб плохонький, но за время моего пребывания уже демонстрировались две картины – «Цирк» и «Пятый океан». Станица живёт сейчас шумно и весело благодаря бойцам. Днём слышны песни бойцов, а вечером – звуки двухрядок, шумные танцы и веселье красноармейцев. В общем, жители Дондуковской очень довольны своими гостями.

Это моё третье письмо. Первое писал в Армавире (4/V 42), второе – здесь (6/V 42), третье пишу сейчас. Интересно, все вы их получили?

Горячий привет дяде Андрюше, тёте Соне, Але, Шурику, бабушке Б., тёте Лиде, тёте Фене (и их детям, моим братьям и сёстрам); Пивням – Григорию Алексеевичу, Татьяне Павловне, которая, я помню, провожала меня почти семь месяцев назад в училище, и их детям; Шатохиным – Николаю, матери и Белкам обоим; Нюре Прихненко; Нине и Поле Развых, Т. Васильновой (если она дома), Кс. Смирновой и всем, кто знает меня.

Обо всех моих переменах в местонахождении буду сообщать в своих последующих письмах.

Привет! Крепко всех вас целую. Ваш сын и брат – лейтенант Вал. Бережной.

Ст. Дондуковская Краснодарского края Гиагинского района.

Пишите по адресу: Краснодарский край, Гиагинский район, ст. Дондуковская, п/я 123, л-ту такому-то. Всё время ожидал адреса, с 9-го по 12-е, а сегодня уточнил.

 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

Поиск по году
Please reload

Follow Us
  • Facebook Basic Square
  • Twitter Basic Square
  • Google+ Basic Square

© 2023 Издательство "Книга"

350063, Россия, Краснодарский край,г. Краснодар, ул. Красная, 28.

  • w-facebook
  • Twitter Clean
  • w-youtube