Дневник. Павел Максимович Цапко. Часть 15.

Павел Максимович Цапко (род. в 1899 г.), старший сержант. Работал агрономом. 18 августа 1941 года призван в армию, в 7-й запасной стрелковый полк, позже – в 1662-й отдельный батальон 29-й бригады 10-й сапёрной армии, откуда был откомандирован в 1675-й батальон в должности помкомвзвода. К концу войны состоял в штабе 926-го отдельного корпусного сапёрного батальона 4-го гвардейского стрелкового Бранденбургского Краснознамённого корпуса. Участвовал в форсировании Вислы и Одера, прорывах на Ингульце и под Ковелем, обороне Днестровского плацдарма. Был контужен в боях за Берлин. Награждён двумя орденами Красной Звезды, медалью «За оборону Кавказа» и др.

 

 

14 октября 1943 г.

 

Лёг рано спать. Вдруг сквозь сон слышу по радио тихий-тихий голос (репродуктора не было): «Сегодня в 11 часов важное сообщение».

Встаю, прикладываю к ушам наушники и слышу приказ Верховного Главнокомандующего о взятии нашими войсками города Запорожья.

Трудно передать моё волнение и переживание. Его можно только понять. Значит, и моя родина освобождена. Теперь вопрос – остались ли они живые. Как хочется поскорее отсюда уехать! Как было бы хорошо на Южный фронт, там бы скорее узнал о судьбе своей семьи.

 

15 октября 1943 г.

 

Наш батальон снова переформирован в 926-й отдельный сапёрный корпусный батальон, с понтонным переправочным парком для форсирования рек. По новому штату должностей делопроизводителя нет. Меня оставили старшим писарем. Зарплата старшего сержанта – 125 рублей, не хватает на табак. С офицерским доппайком тоже пришлось распрощаться. Ну да всё это пустяки, всё это ничтожно по сравнению с судьбой семьи, что сейчас больше всего меня беспокоит.

Получил сегодня письмо от Оли и Мани. В моём положении хорошее письмо – это наибольшая и, пожалуй, единственная радость.

 

18 октября 1943 г.

 

Сегодня написал письма Тоне и детям. От волнения даже руки дрожали… Дойдёт ли до адресата? Так хочется верить, что дойдёт. Теперь с нетерпением буду ждать ответа.

 

21 ноября 1943 г.

 

День за днём проходят недели, месяцы. Прошло лето, прошла осень, наступила уже зима, морозы, а мы всё в Тамбове. Надоело уже всё здесь, всем уже хочется на фронт.

В Запорожье уже послал четыре письма, телеграмму, но ответа всё нет. За это время получил только письмо от мамы и от А.В. Дудченко.

14–17 ноября ездил в Воронеж в ОРВО в командировку за канцпринадлежностями и бумагой. Воронеж – красивый когда-то был город, теперь все дома взорваны, сожжены. Немцы при отступлении хорошо здесь «поработали».

Вчера ходил в кино вместе с новым адъютантом – лейтенантом Погосяном Михаилом Джумшудовичем, прибывшим к нам из госпиталя после ранения. Замечательный человек, армянин по национальности.

 

3 декабря 1943 г.

 

Потеплело. Дождь. Непролазная грязь. Тускло на дворе, тускло и на душе. Писем из дому нет.

 

5 декабря 1943 г.

 

Какой сегодня счастливый день! Мне прямо не верится, что в моих руках открытка от Коти. Пишет, что все живы, здоровы. Но и всё.

Но мне и этого достаточно. Довольно, что они все живы и дома. Сегодняшнюю дату я никогда не забуду.

 

12 декабря 1943 г.

 

Получил письмо от Тони. Письмо нехорошее, непонятное. Пишет о каких-то обидах, о каких-то сплетнях. Пишет, что вскорости после моей мобилизации ей кто-то сообщил, что я убит.

 

15 декабря 1943 г.

 

Выехали в село Тулиновку на учёбу. Роты строят в лесу мосты через реку, заграждения и прочее. Проходим учебную стрельбу из разного оружия.

 

17 декабря 1943 г.

 

Тихий морозный день. Выпал снег. Пошёл со старшиной первой роты, земляком Котенко, в лес на охоту с винтовками. Побродили по лесу, любовался величественным сосновым бором. Не видели ни одного зайца. Напали на лежбище лосей, пошли по следам, но, очевидно, они далеко успели уйти.

Получил первое письмо от Вани. Пишет, что он в армии, собирается выезжать на фронт.

 

1944 год

 

Здравствуй, Новый год!

Хорош был сорок третий! Год побед. Никогда его не забудешь. Пусть же сорок четвёртый будет годом окончательного разгрома проклятых немцев, годом окончания войны.

Одно у всех желание – встретить сорок пятый уже в кругу своей семьи, своих детей, близких, родных.

Выпьем же за ещё лучший 1944 год!

 

25 января 1944 г.

 

Часто в жизни бывают огорчения, но такая ирония судьбы, как случилась сегодня со мной, редко бывает. Сегодня, преодолевая все препятствия, мне удалось выпросить отпуск на 15 дней в Запорожье, к родным.

Приготовил все документы, отпускной билет, литер на проезд по железной дороге. Осталось получить продукты, которые я хотел повезти домой своим деткам, и можно было уже идти на вокзал. Я уже мечтал, как приеду домой, как приголублю своих деток, как обниму своих крошек. Но какой-то злой рок не дал осуществиться моим мечтам. Связной Смахтин (чёрт бы его забрал) приносит пакет литер «К» (только командиру части) – приказ нашему батальону выбыть на фронт.

Мы долго ждали этого дня. Восемь месяцев ждали. Но нужно же было прийти ему тогда, когда я должен был выехать в отпуск! Обидно. Чертовски обидно.

Весь день ходил, как чёрная ночь.

– Ничего, старшинка, не журись: в жизни что ни делается, всё к лучшему.

На душе стало веселей, когда я узнал, что едем на юг, на Днепропетровск, на Кривой Рог, а соседний батальон – даже на Запорожье. Есть маленькая надежда: как-нибудь оттуда, с фронта, удастся взять хоть пару дней отпуска и съездить домой, ведь там же близко.

 

2 февраля 1944 г.

 

Подали вагоны. Железнодорожная линия проходила возле самых бараков, где мы жили. Начали грузиться, забираем всё.

Разместились в вагоны. Тихий зимний вечер. Ярко сияет луна в морозном небе, снег блестит серебром. Многие выпивши, слышны песни. Многие обзавелись подругами. Есть среди нас и тамбовчане, их пришли провожать семьи.

Минуты прощания, последние поцелуи. Смех, слёзы… Горечь разлуки и маленькая надежда снова встретиться. Всё переплелось…

Поезд тронулся. И грустно, что меня некому провожать, и радостно, что едешь на фронт, где больше шансов потерять голову, чем остаться живым, едем на юг, ближе к своим милым пределам…

Едем снова на фронт! Прощай, Тамбов!

 

4 февраля 1944 г.

 

Станция Кочетовка. Поезд долго стоит на месте. В нашем штабном вагоне лейтенант Погосян, командиры рот Соколов, Минаев, Шевченко, капитан Норкин, зав. клубом капитан Токарев, лейтенант Ярков, нач. артснабжения ст. лейтенант Зевакин, начфин ст. лейтенант Курочкин, ординарцы, связной Смахтин. Догнал и мой помощник, весёлый тульский паренёк, сержант Шведов, ездивший в Воронеж.

Дюков и Ярков замечательно играют на гитаре и так же хорошо поют, развлекают, не дают скучать.

В вагоне тепло, а снаружи воет ветер, поднимается зимняя вьюга, мороз.

 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

Поиск по году
Please reload

Follow Us
  • Facebook Basic Square
  • Twitter Basic Square
  • Google+ Basic Square

© 2023 Издательство "Книга"

350063, Россия, Краснодарский край,г. Краснодар, ул. Красная, 28.

  • w-facebook
  • Twitter Clean
  • w-youtube