Дневник. Агафон Трифонович Крюков. Часть 4.

Агафон Трифонович Крюков. Родился в 1913 г. на х. Овчинников Ростовской области. Красноармеец, служил в 99-й стрелковой дивизии 473-го артиллерийского полка. Погиб 5 декабря 1944 г. в Венгрии. Награждён орденом Красной Звезды, двумя медалями «За отвагу».

 

26 мая 1944 г.

 

Привет с фронта.

Добрый день, быть может, и вечер. Сегодня, 26-го мая, я решил написать вам письмо, в котором сообщаю, что я жив и здоров.

Леночка и ангел мой, сыночек Петя, равно папаша и мамаша. Заочно целую вас бессчётно раз и желаю вам полного здравия и хорошего благополучия в моём семействе.

С нетерпением моего ретивого сердца, несущие на груди какую-то невидимую тяжесть, а именно: я волнуюсь, почему вы не пишете письма, а если пишете, то очень и очень редко.

Дорогая моя Леночка! Если думать так, как у нас поют ребята песню, то это будет очень и очень глупо, Но для интересу этот стишок я напишу, они поют так:

 

Сидели мы на крыше,

А может быть, и выше,

Сидели мы на самой на трубе.

Мине ты изменила, другого полюбила,

Зачем же ты мне голову крутила?

 

Да-да. Вот так поют молодые бойцы.

 

Сегодня я жду почтальона и ожидаю

                                       от вас письмо.

Но много дней тому назад, нет и нет

                                       от вас письма,

Иль вы забыли про меня, так вот смотрю

                                             я на тебя,

А в душе моей печали, ровно вы

                                    за мной скучали.

Это да! Что вы скучали, кровь отцовская

                                                так дале.

Вот сынок мой, посмотри! Только с мамой

                                                не тужи,

Слёзно в дар не пролевай, меня чаще

                                          вспоминай.

Война грязная настала, нас страна

                                  на фронт позвала,

За отечество и мать надо фрица добивать.

Жив я буду, возвращусь, в тихий край

                                    домой примчусь,

Встретит здесь моя семья, даже рад буду и я.

Дверь тихонько откроет, сердце крепко

                                            так заноет.

Здравствуй, милая семь, вы все здесь,

                                          вот тут и я.

А сейчас, моя жена, не грусти, не плачь сама,

Письмо вслух моё прочти, всё дословно

                                              расскажи,

Чтоб поняли отец-мать, что не нужно горевать,

А сыночка ты возьми, на коленки посади,

Да смотри, не плачь сама, не расстраивай дитя,

Тихо благо расскажи, фотоснимок покажи,

Вот скажи: «Сыночек мой, это твой отец

                                                 родной,

Это твой отец родной, скоро придёт

                                          к нам домой».

 

Дорогая моя Леночка, я знаю, что так писать бы мне не надо, но я отец, я ваш супруг, так хочу вам рассказать, свой досуг вам описать. Вот сейчас уж 8 ровно, я сижу у телефона, строго думал и мечтал, письмо в строчку складывал. Горит лампа предо мной, я пишу письмо домой, что-то я хотел сказать, иль дословно описать, а верней, я вам пишу и ответ от вас прошу. Я сижу у аппарата, но в землянке тишина, только слышно у соседей зуммера и зуммера. Один Ялту вызывает, другой в трубку запоёт, а немецкий пулемётчик по окопам по нам бьёт. Тут ракеты освещают, грохот пушечный шумит, далеко в стране российской фриц зарылся и сидит. А сейчас вопрос такой, фрица выгнать с глас долой, чтобы выгнать его нам, нужно сделать ТАРАРАМ.

Второй день, идут вторые сутки. Я заступил на пост, время первый час, на дворе уже давно-давно темно. Я взял трубку, издали доносится голос какой-то незнакомой девушки, она пела песню:

 

Подсядь-ка рядом, что-то мне не спится.

Письмо домой супруге написал, письмо домой,

В родимую сторонку, в которой я давно уж

                                               не бывал.

Письмо моё ты в руки получила,

Когда читала, слёзы пролила,

А сердце билось, сердце билось быстро,

Так жалко было, жалко вам меня.

 

На этом девушка петь кончила.

 

Дорогая моя Леночка, на этом писать кончаю, кланяюсь, заочно целую вас бессчётно раз.

Леночка! Сегодня во сне я видел так: в незнакомой хате сестра Поля и племянница Варя стирали бельё, я подошёл к печке, на печи рассыпаны мои крючки и чапельки. Я влез на печь, смотрю – лежит Петин пиджак с большими крючками и чапельками. Я хотел оторвать их и пришить к шинелке, но я их оторвал, а свои крючки не дал ему. Я спросил Полю: «Где мой сынок?» Он идёт. Сынок шёл по светлому коридору, подошёл и протянул ко мне руки, Я поднял его к себе. Я так сильно заплакал и проснулся. На факте у меня есть крючки и чапельки, и правда мне нужно пришить к шинели два крючка с чапельками. Когда я ложился спать, я думал: хоть бы во сне увидеть сына, так и сбылось. Жду ответ. Крюков А.Т.

 

1 июня 1944 г.

 

Добрый день, быть может, и вечер. Сегодня 1 июня, время ровно 6 часов утра. Я пишу письмо, в котором уведомляю вас, что я жив и здоров, что и вам желаю, полного здравия и хорошего благополучия в делах рук ваших. Дорогая моя Леночка и ангел мой, сыночек Петя, много-много дней тому назад, как я не получаю писем от вас, тов. мои получают, но мне становится жалко и обидно, что нет писем. Вероятно так, Леночка когда я напишу тебе выговор, тогда ты пишешь ответ, да нет, не так надо, вы знаете, иметь свою семью, детей, быть на фронте и не получать письма из дома – это становится очень и очень горько. Напоминаю, письма пиши чаще. Леночка, пиши так: что осталось дома из животных, чем занимаетесь, как урожай, каковы огороды, кто куда выехал, кто с фронта пишет письма, дай мне их адрес. Кого, может быть, нет в живых и так далее. Пиши, как проходит работа вообще. Вот так надо писать.

Дорогая моя Леночка и ангел мой, сыночек Петя, равно папаша и мамаша, примите от меня горячий пламенный привет и от души чистосердечный поцелуй. Заочно вас, Леночка, и сыночка Петю целую бессчётно раз, радость моя, сыночек Петюшка, расти, бывай здоров, умный и разумный, Бог даст, жив буду, приеду домой, ты уже будешь большой. Вторично шлю привет из нашей сырой землянки, передаю чистый лист бумаги для письма. Пропиши, жив ли наш Волчек. Жду ответ. Крюков Агафон Трифонович.

 

14 ноября 1944 г.

 

Добрый день, дорогая моя, любимая жена Леночка и ангел мой, сыночек Петюшка. В первых строках моего письма уведомляю вас, я жив и здоров, чего и вам желаю, полного здравия и хорошего благополучия, быть живыми и здоровыми.

Ты, радость моя Леночка, скажу я тебе прямо, не кривя душой, да, прошёл я большой путь нашей победы, т.е. войны, и сейчас я нахожусь-служу в Венгрии. Я вот хочу сказать, вот где люди живут культурно, вот с кого надо взять пример, как надо жить, чтобы вам было хорошо и мне прекрасно. Описывать я не стану, жив буду – тебе расскажу.

Я работал 8 лет трактористом, из них 3 года бригадиром, да вот скажу, я не жил, а существовал, только лишь всё ты, радость моя Леночка!

Эх, как хочется пожить после войны, эх, как хочется видеть жизнь в будущем, но не знаю, какова будет моя судьба в окончании войны. Леночка, прости меня, я скажу правду: вот здесь как культурно живут, как культурно готовят овощи и всё вообще, как культурно ходят против нашего хутора. Леночка, вина здесь пей – хоть не переставай, сквозь по селу улицы озеленены, и всё рядышком.

Пока всё. Надо поучиться культуре. Остаюсь жив и здоров. Заочно целую вас и сыночка Петюшку, ваш муж Крюков Агафон Трифонович.

 

1 декабря 1944 г.

 

Добрый день, дорогая моя крепко любимая жена Леночка и ангел мой, сыночек Петюшка, равно папаша и мамаша. Уведомляю вас о том, что сегодня, первого декабря, я жив и здрав, что и вам желаю, полного здравия и хорошего благополучия в жизни вашей. Жаль, ты моя радость Леночка и сыночек Петюшка, между нами говоря, я скажу вам так, но вы…

Если это моё письмо будет не последним, то будет великое счастье. И если мне придётся написать после этого ещё одно письмо, тогда я тебе опишу более яснее то, что положено и могу описать. А пока низко кланяюсь и заочно крепко целую тебя, моя радость Леночка, и сыночка Петюшку, равно папашу и мамашу, также всем соседям, друзьям и товарищам. Пока. Низко кланяюсь. Ваш муж и Петин папа Крюков Агафон Трифонович.

 

8 декабря 1944 г.

 

Добрый день, здравствуйте, Елена Ефимовна, разрешите написать вам несколько слов и сообщить вам и вашей семье глубокое прискорбие. В первых строках моего письма я вам сообщаю, что ваш любимый муж Агафон Трифонович был направлен командованием выполнять очень важное боевое задание, при выполнении которого проявил большое воинское мастерство, смелость и храбрость, но вражеский снаряд прервал его жизнь. Он погиб смертью храбрых, за наше свободное Отечество, за вашу счастливую жизнь, за донские ваши просторные степи, он погиб, но в наших грудях ещё бьётся сердце, и по нашим жилам течёт горячая кровь, которая толкает нас на месть, и мы за него отмстим, у нас существует закон: за одного – десять. Клянёмся вам, что мы отплатим проклятым немцам жестоко. Прошу вас, очень не волнуйтесь, что случилось, уже не вернёшь, вас наша страна не забудет, поможет вам во всём.

Это письмо вам пишет друг вашего мужа Шангин Афанасий Тихонович. Ваш муж был со мной уже два года, ели с ним с одного котелка, пили с одной кружки, спали в одной землянке. Похоронили его хорошо. Нашли у него вашу фотокарточку, которую мы вам посылаем в этом письме. Затем до свидания. С приветом к вам, А. Шангин. Пишите нам письма, мы будем отвечать.

 

19 декабря 1944 г.

 

Здравствуйте, жена Крюкова Елена и сынок Анатолий. Всем боевым коллективом сообщаем с большой скорбью о несчастье, постигшем вашего мужа. Вкратце опишу: декабря-месяца, числа 5-го, он организовал под сильным артиллерийским огнём противника телефонную связь через могучий Дунай. Очень тяжело было на маленькой земле правого Дуная, но герои держались на завоёванной стороне, а связь работала отлично, команды артиллеристы принимали и вели уничтожающий огонь. Неожиданно вражий снаряд смертельно ранил, и через 15 минут он скончался, дорогой для нашего коллектива человек. Ровно в 18.30 перестало биться сердце большевика. 6 декабря наш товарищ был похоронен на правой стороне седого Дуная, на высоте южнее Будапешта. В это же время мы, старые боевые друзья, поклялись до последнего вздоха истреблять врага, уничтожить гадов в их берлоге до последнего. Пока до свидания, дорогие.

 

1944 г.

 

Привет с фронта! От друзей вашего мужа. Здравствуйте, Елена Ефимовна, мы получили ваше письмо, в котором вы просите описать всё подробно о том, как погиб ваш муж Агафон Трифонович. Ваш муж погиб 5 декабря 1944 года в 18.30 вечера на правом берегу Дуная, в 25 километрах от Будапешта. Мы в это время вели бой по расширению плацдарма на правом берегу Дуная. 5 декабря вечером бой притих, мы окопались на опушке леса, в 18 часов 30 минут противник сделал артиллерийский налёт, и одна мина разорвалась вблизи окопа вашего мужа. Он в это время находился в своём окопе. Два осколка попали в его окоп и нанесли ему смерть. Один попал в голову, второй в спину. Нанесли ему мгновенную смерть. Мы когда бросились к нему, то ваш муж не произнёс ни одного слова. Он был мёртв. Мы его похоронили 6 декабря утром по всем почестям военного закона. Муж ваш похоронен на той опушке леса, где был убит. Украсили его могилу, чем было возможно – зелёными елками, сделали надпись, когда погиб и за что. Дорогая Елена Ефимовна, мы потеряли в лице вашего мужа самого лучшего товарища, самого стойкого, отважного большевика, который бесстрашно дрался за свою родину с немецкими извергами. Мы также вместе с вами переносим горе утраты, вы – как мужа, а мы – как лучшего товарища, которого так внезапно прервалась жизнь. Дорогая Елена Ефимовна, я как земляк вашего мужа, а также мы с ним были друзья, хочу посоветовать вам только одно, слишком не печалиться, воспитывать сына, всё ж у вас остался образ вашего мужа – это сын. Ваш муж погиб честно в боях с ненавистным врагом, который хотел весь наш советский народ сделать своими рабами. Елена Ефимовна, сегодня мы отмечаем, да и не только мы, весь наш советский народ, день рождения нашей Рабоче-крестьянской Красной армии. Мы сегодня отмечаем своих лучших товарищей, которые погибли за Родину. Ваш муж у нас как лучший товарищ и самый бесстрашный, самый примерный защитник нашей Родины, мы его отметили в этот день рождения нашей Красной армии как лучшего, который всемерно старался укрепить воинскую дисциплину, но, Елена Ефимовна, большая утрата, большая скорбь ваша и наша, но придётся примириться – это война, а война не считается, кому и где умирать.

Пока до свидания, Елена Ефимовна. Желаю вам счастья и вашему сыну. Чтобы он был таким же стойким, отважным, трудолюбивым, как ваш муж, о котором Родина и мы как товарищи никогда не забудем. Пишите нам письма, мы вам будем также писать. Друзья вашего мужа – Ревин Семён Семёнович, Шангин Афанасий, Руденко Алексей Федосеевич, Гусев Николай, Мулеев.

 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

Поиск по году
Please reload

Follow Us
  • Facebook Basic Square
  • Twitter Basic Square
  • Google+ Basic Square

© 2023 Издательство "Книга"

350063, Россия, Краснодарский край,г. Краснодар, ул. Красная, 28.

  • w-facebook
  • Twitter Clean
  • w-youtube