Дневник. Анатолий Сергеевич Чернов. Часть 1.

Анатолий Сергеевич Чернов – старший радиотелеграфист, командир отделения радио. Родился 14 ноября 1919 г. в с. Проказна Лунинского района Пензенской области. На фронте с 1941 г. Воевал на Юго-Западном, Ленинградском, Калининском, 1-м Белорусском фронтах. Победу встретил в г. Познань (Польша). Награждён орденами Красной Звезды, Отечественной войны II степени, медалями «За отвагу», «За оборону Москвы», «За освобождение Варшавы». В 1950 г. окончил Казанский юридический институт, был избран членом Краснодарского краевого суда, в 1953 г. назначен заместителем начальника Управления министерства юстиции по кадрам.

 

26 апреля 1941 г., Днепропетровск

 

По всей вероятности, праздник в городе мы встречать не будем, так как на днях начнётся отправка в лагеря, в Ново-Московск. Боюсь, как бы не сорвалась встреча с родителями 2-го мая. Они едут в Тбилиси и проездом завернут ко мне.

 

4 мая 1941 г., Днепропетровск

 

Готовимся к отъезду. Везём призывников в армию в г. Москву, Калинин, Ногинск и др. Я еду в Ногинск и др. Сейчас сижу у вагона и караулю 1000 котелков (!). Жду мл. лейтенанта Бозно, когда придёт и заменит меня.

 

8 мая 1941 г., Москва

 

Москву не узнать. Разукрашена, как невеста. Кругом лозунги, флаги, зелень. Появились новые дома. Только Красная прощадь по-прежнему неизменчивая – маленькая, тесная. Зашёл к Платоновым, сходил в Мавзолей Ленина. Здесь, как и всегда, тысячи народа. Думал купить что-нибудь в память о посещении Москвы 1941 г., но не нашёл ничего подходящего. Сегодня уезжаю обратно. Думал, было, заехать в Калинин, но, зная, что родителей там нет, раздумал. Сейчас мчусь обратно в Днепропетровск.

 

23 мая 1941 г., лагерь Ново-Московск

 

«Ох, ты ночка, ночка тёмная! Разгони ты печаль, заботу…» Чудная ночь, небо чистое, звёзды, как брильянты, мерцают в синей недосягаемой вышине. Кругом никакого шума, только лягушки в соседнем болоте открыли такой «базар», словно продают что-то. Кричат на разные голоса. Жаль, что в такие ночи приходится сидеть и бездействовать…. Меня перевели в 11-ю батарею. Обидно немного: почему же именно меня, а не другого? «На тебя жребий пал, нужно было кого-то перевести, и перевели тебя».

 

8 июня 1941 г.

 

Как говорится, «сели на мель». Только отъехали от лагерей на 20 км, как лопнула камера. Стоим посреди дороги, никак не заклеим камеру. От жары клей распустился, растаял, не берёт, а бьёмся уже три часа. Едем в Днепропетровск за пополнением, из-за этого меня и с кухни сняли.

 

10 июня 1941 г., Днепропетровск

 

Сейчас в путь. Последние команды заканчивают мытьё в бане, и отправляемся. Сегодня годовщина нашего выхода в поход по освобождению Бессарабии.

 

13 июня 1941 г., лагерь Ново-Московск

 

Мы, наверное, скоро куда-то выедем. Недавно выдали всем «паспорта смерти» – капсулы из пластмассы.

Всё в полку приводится в боевую готовность. Готовят трактора, машины, орудия. Говорят, что порвана связь с Германией, что мы ей не продаём ни крошки.

 

19 июня 1941 г., лагерь

 

Хотят из меня сделать мл. сержанта. Сейчас сижу на занятиях. Дают за 3 часа столько, сколько в училище за 15 часов. Трудно.

 

20 июня 1941 г., лагерь Новомосковск.

 

19.35

Выступили. На лодках переправились через р. Самару. Длинной колонной растянулись по просёлочной дороге. Издалека слышен гул тракторов, это идёт наша мат. часть.

Проходим сёла. Радостно встречает нас население, по этой дороге мы почти не ходили. Идём полями. Высокая, в мой рост, уже налившаяся пшеница склоняется своими тяжёлым колосом, как бы прощаясь с нами, давая напутствие в дальнюю дорогу. Предчувствие такое у всех, словно уходим из этих мест надолго. Долгим прощальным взглядом осматривают бойцы степь, лесок, речку.

Словно родной дом покидают. Куда мы теперь попадём, на какую границу? Когда на Бессарабию выезжали, то же самое было. За последнее время я отпустил усы, рыжие, большие, все обращают на них внимание. Когда-то мечтал об усах, а теперь «сам с усам».

 

21 июня 1941 г., Днепропетровск

 

Начали погрузку снарядов. Возим на вокзал. Все почему-то возбуждены, чем-то встревожены, некоторые даже носы повесили. Паникёры! Однако что-то должно произойти, уж слишком напряжённая атмосфера.

 

22 июня 1941 г., Днепропетровск

 

Германия объявила войну СССР. Теперь всё ясно и понятно. Ну, Антоша, домой с победой возвращаться. Усиленно работаем, грузим, возим. Хлопот полон рот. По всему городу передают по радио речь т. Молотова. В связи с такими вестями не знаешь, как держаться. Едешь на машине по городу, все смотрят на тебя, ждут, что ты сделаешь, что скажешь, смотрят в глаза. Становится неловко.

 

24 июня 1941 г., Днепропетровск

 

Вчера выехали. На каждой станции нас встречают жители с цветами, фруктами, некоторые со слезами. Встречаются эшелоны с эвакуационными жителями, машинами, скотом. Самочувствие у всех отличное, настроение повышенное.

 

25 июня 1941 г., ст. Помошня

 

Немцы бомбили Котовск. Наши самолёты сбили несколько немецких бомбардировщиков. Началось у нас то, о чём часто писали в газетах о других странах.

По всей дороге тянутся эшелоны с эвакуированными. Появились и раненые.

 

25 июня 1941 г., Голша

 

Первая боевая тревога. Краем города прошло соединение немецких бомбардировщиков. Бомб не бросали. Едем с песнями. На каждой станции нас встречают толпы народа. Здесь даже устроили танцы под гармонь. Всюду и везде пользуемся большим вниманием и заботой. Едем, вероятно, на старое место – куда-то к Бессарабии.

 

27 июня 1941 г., ст. Весёлый Кут

 

(от Одессы 103 км)

Выгрузились. Сейчас стоим в рощице на станции. Выбрасываем лишнее, ненужное. Вооружаемся винтовками, карабинами, получаем каски, патроны и прочую амуницию. Незадолго до нашего отъезда нам сообщили о каком-то подозрительном человеке, который ходил расспрашивал, что это за часть, куда она идёт и т.п. После этого он направился по дороге к лесу и скрылся с глаз.

Командир дивизиона приказал немедленно снарядить автомашину; два бойца, я, лейтенант Шкиль и лейтенант Коваль направились на поиски. Проверили всю дорогу – нет ничего, проехали к полустанку, спросили встречную девушку, не проходил ли такой-то мужчина. Проходил! Пошёл по направлению к станции. Направились туда. Долго искали.

Наконец, среди толпы на станционном вагоне увидели его. Остановили, проверили документы, что-то подозрительно. Задержали его, посадили на автомашину – и в особый отдел. Там допросили – оказался немецкий шпион, разведчик. Нам всем за поимку шпиона объявил командир полка благодарность. Сейчас готовимся к маршу на колёсах.

 

28 июня 1941 г., Нейдор

 

Ехали целую ночь, сильно все устали. Днём отдыхаем в немецкой деревеньке. Очень жарко, душно. Население нас угощает молоком, ягодами, несут всё, что могут. Где-то вдалеке слышен грохот разрывов. Наверное, немцы бомбят станцию. Сволочи! Будет вам за это отплачено. Будете помнить Россию!

 

30 июня 1941 г.,

 

село Воронково, Рыбинский район

Где-то за селом наши истребители гоняют нем. бомбардировщика. Он мечется, изворачивается, но вынужден бросить бомбы в степи за селом. Мы сидим на чердаке в сарае, на сене. Отдыхаем, готовим инструмент и приборы.

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

Поиск по году
Please reload

Follow Us
  • Facebook Basic Square
  • Twitter Basic Square
  • Google+ Basic Square

© 2023 Издательство "Книга"

350063, Россия, Краснодарский край,г. Краснодар, ул. Красная, 28.

  • w-facebook
  • Twitter Clean
  • w-youtube