Дневник. Анатолий Сергеевич Чернов. Часть 12.

Анатолий Сергеевич Чернов – старший радиотелеграфист, командир отделения радио. Родился 14 ноября 1919 г. в с. Проказна Лунинского района Пензенской области. На фронте с 1941 г. Воевал на Юго-Западном, Ленинградском, Калининском, 1-м Белорусском фронтах. Победу встретил в г. Познань (Польша). Награждён орденами Красной Звезды, Отечественной войны II степени, медалями «За отвагу», «За оборону Москвы», «За освобождение Варшавы». В 1950 г. окончил Казанский юридический институт, был избран членом Краснодарского краевого суда, в 1953 г. назначен заместителем начальника Управления министерства юстиции по кадрам.

 

22 октября 1942 г., лагерь в лесу (Ладога)

 

Уже несколько дней, как мы стоим в лесу под Ладогой. Выстроили домики. Начались занятия. Правда, занятия больше для видимости, больше всего болтаемся, дурака валяем. Скоро уже 15 дней, как я таскаю свои письма, никак не могу отправить – то работа, то адрес меняется, то ещё какая-нибудь причина. Как видно, назревают большие события. Введено единоначалие. Наступление немцев приостановлено на всех фронтах. Мы тоже куда-то поедем. Во всём полку идёт тихое движение. Грузят имущество на машины. Вчера выпал первый снег, холод, уши мёрзнут. Осень! Опять зима…

 

24 октября 1942 г., Волховстрой

 

Полк грузится в эшелон. Часть полка уже уехала. Я всю дорогу шёл пешком, устал. Не спал три ночи. Гулял по вокзалу и случайно обнаружил баню.

Недолго думая, взял билет и пошёл мыться. Эх, и помылся, никогда так не мылся! Пропарил кости, отмыл кожу. Теперь чувствую себя замечательно, словно тяжёлый груз сбросил.

Город Волхов наполовину разрушен, но электростанция чудом уцелела, даёт энергию заводам. Сейчас весь Приволховский район эвакуируется в дальние районы.

 

26 октября 1942 г., Ярославль

 

Рано утром проехали Вологду, переехали Волгу. Проезжая Данилов, на остановке ходили на станичный базар. Пара огурцов стоит 10 рублей, пара яйиц – 35 рублей или кусок мыла. На все продукты цены раздуты до невероятности. Купил два пирожка и два огурца. Отдал 40 рублей.

 

29 октября 1942 г., Рыбинск

 

Мы в Рыбинске, живём в рабочих бараках. Начали работу по оборудованию артпарка, жилых помещений. Сегодня уже оборудовали нары, двери. Конопатим щели. Настроение у всех приподнятое, весёлое, все с большой охотой работают.

Здесь стоит хорошая солнечная погода, тепло. Не то, что под Ленинградом. Первые дни осматривали город, зашли на базар. Как и везде, цены здесь высокие. Хлеб – 150 рублей за кг, водка – 400 рублей за пол-литра. Вообще, жить можно, если карман большой и сильно оттопыривается.

В городе есть автотехникум, медтехникум, институты. Оттого, наверно, здесь много девушек-студенток. У нас в батарее опять неприятность. Продчасть наша ещё не приехала, пришлось кушать НЗ (неприкосновенный запас), который хранился у нашего старшины. Но его у него не оказалось. Он объяснил это тем, что его, дескать, «разбомбило» где-то и когда-то. Слопал сам. А теперь старается выкрутиться.

 

1 ноября 1942 г., Рыбинск,

 

Северный посёлок

Вчера вечером ходил на концерт в клуб выздоравливающих. Мало было показано, но хорошо. Сегодня в 12.00 вся батарея строем опять ходила во Дворец культуры, на постановку «На нашем берегу». Хорошая вещь, но есть места, где слабо отработаны роли. После долгого перерыва посмотрев эту вещь, хожу весь день взвинченный, как на иголках. Видно, мне вредно ходить в театр – на нервы действует. Ну, уж наверно здесь мы часто будем ходить в кино и театр. Сегодня в театре посмотрел на себя в трюмо – ох и здоровый же я стал, тяжёлый, сам себя узнал с трудом.

Суровое время, горячее время

Пришло для отчизны родной.

Вставай, поднимайся, советсткое племя,

На подвиг, на труд боевой.

И верой, и правдой. Достойно и смело

Отчизне послужим в бою.

Идём мы, товарищ, за правое дело,

За честь и свободу свою.

Идём мы, товарищ, за землю святую,

За мир и за счастье людей,

За милую мать, за жену дорогую,

За наших отцов и детей.

Борьба нелегка, озверелая свора

Опасна в безумье своём.

Все силы в кулак соберём для отпора,

Всю волю свою соберём.

 

7 ноября 1942 г., Рыбинск

 

Наш план сходить в кино сорвался. Вместо этого пошли в баню. Интересно получается – ни одного праздника мы не проводим, как следует. То одно, то другое, что-нибудь да случится. После обеда я заступаю помощником дежурного по полку. Делать нечего. Идти никуда нельзя, придётся взяться за письма. В связи с торжеством привезли пива, сварили хороший обед, а  мы… Эх, мы…

 

14 ноября 1942 г., Рыбинск,

 

Северный посёлок

Сегодня день моего рождения. Мне уже 23 года. Вчера вечером ходили на оперетту «Роз-Мари». Замечательная вещь, исполнение исключительное.

Последние дни мы вообще часто ходим в театр и кино. Хоть здесь, в Рыбинске, развлечёшься музыкой, театром, всё ж не серо и однообразно будут дни идти.

 

20 ноября 1942 г., Рыбинск

 

Наша батарея в полковом наряде, так что картошкой на ночь обеспечены. В печке уже стоят и шипят два полных котелка, с тремя мы расправились с доблестью и геройством. Я из дома писем не получаю. От Кати тоже нет вестей. Ну тогда и я писать никому не буду. В полк привезли обмундирование, шинели, перчатки. Вечером начнём одеваться.

Сегодня годовщина – моё трёхлетие в армии, из которых один год я уже на фронте. Радио сообщает, что наши войска под Нальчиком теснят фрицев. Под Сталинградом они уже окапываются. Встали. Ага, сволочи, будет вам Сталинград такой, что века помнить будете!

 

24 ноября 1942 г., Рыбинск

 

У меня такая большая радость, что в сердце не умещается: 21-го приехал отец, с которым последний раз виделись в 1941 г. в Днепропетровске. Получилось это так неожиданно! Я был на заседании комсомольского бюро, как вдруг в комнату влетает Удалых и говорит, что меня вызывает отец, приехал. Иду, а сам не верю. Но оказалось, действительно! Стоит в комнате с комбатареи, худой-худой, маленький стал. Обнялись, поцеловались.

Комбатареи выписал увольнительную. Ночь провели на квартире. Вечером ходили на «Сильву». Ночью, сидя за столом, он мне сообщил печальную новость – Катя уйти из Ессентуков не успела, осталась там.

Что с ней, жива ли, где теперь, что делает?.. Когда он мне это сказал, то меня словно обухом кто по голове ударил, совсем голова закружилась. Жаль девку.

Вечером 22-го я отца проводил. Жалко было расставаться. С тоской шёл в часть, и идти не хотелось. А вечером, перед отбоем, сообщили величайшую новость: наши войска под Сталинградом прорвали линию обороны противника и вклинились в глубину на 60-70 км. Убито 14 000 солдат и офицеров, захвачено много орудий, танков, боеприпасов. Идёт успешное продвижение вперёд. Освобождено пять городов.

 

29 ноября 1942 г., Рыбинск

 

Наши под Сталинградом успешно продвигаются. Прошли больше чем на 100 км. Наши также перешли в наступление в районе Ржевска и Великих Лук. Взято много пленных, тысячи убитых, взяты большие трофеи. Освобождён ряд городов. Чёрт возьми! Голова кружится от радости, что наши наступают. Вот оно, время, которое ждали столько времени! Дождались! Наши идут вперёд, на запад. Гонят фашисткую мразь. Недалеко то время, когда последний фриц будет выброшен с нашей территории. Этой мечтой дышит каждый из нас, каждый воин, солдат, каждый гражданин.

Я получил письмо от Катиной мамы. Очень она тяжело переживает, что от Кати нет известий. Просит меня помочь в поисках. Написал в центральное справочное бюро запрос, теперь нужно ждать.

 

 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

Поиск по году
Please reload

Follow Us
  • Facebook Basic Square
  • Twitter Basic Square
  • Google+ Basic Square

© 2023 Издательство "Книга"

350063, Россия, Краснодарский край,г. Краснодар, ул. Красная, 28.

  • w-facebook
  • Twitter Clean
  • w-youtube