Дневник. Анатолий Сергеевич Чернов. Часть 8.

Анатолий Сергеевич Чернов – старший радиотелеграфист, командир отделения радио. Родился 14 ноября 1919 г. в с. Проказна Лунинского района Пензенской области. На фронте с 1941 г. Воевал на Юго-Западном, Ленинградском, Калининском, 1-м Белорусском фронтах. Победу встретил в г. Познань (Польша). Награждён орденами Красной Звезды, Отечественной войны II степени, медалями «За отвагу», «За оборону Москвы», «За освобождение Варшавы». В 1950 г. окончил Казанский юридический институт, был избран членом Краснодарского краевого суда, в 1953 г. назначен заместителем начальника Управления министерства юстиции по кадрам.

 

4 апреля 1942 г., д. Тарасиха,

 

Новгородская область

Мы переехали под Новгород. Сижу один в раскопанной землянке. Отдыхаю после длительного марша. Передо мной печка-плита. На ней котелок с пшеничной кашей. Перед котелком на столике стоит 1/2 литра водки. Уж отдыхать – так отдыхать.

 

7 апреля 1942 г., Тарасиха (НП)

 

Вчера вечером немцы, перейдя Волхов, пошли в атаку, пытаясь захватить ряд наших дзотов. Но окончилось это печально. Потеряв около 40 человек убитыми и ранеными, они отошли к своим позициям. Некоторые из наших порядком струсили. За проявленное малодушие и паникёрство двоих средних командиров разжаловали до рядовых и исключили из членов ВКП (б).

Вчера же фрицы бомбили нашу деревушку, которую не трогали восемь месяцев. Весна с каждым днём всё лучше и лучше. Снегу стало очень мало, кругом вода, лужи.

 

18 апреля 1942 г., д. Заречье (ОП)

 

Я подписался на военный заём в сумме 300 рублей. Деньги выплатил сразу же, наличными. Вся батарея подписалась на 30 000 рублей, заняв в дивизии 1-е место.

У нас начинаются занятия по 7 часов в день. Грязь и распутица заставляет нас стоять на одном месте. Снег на ровном месте сошёл почти весь, но в лесу ещё немного есть. Мы начали строить себе хату – да-да, самый настоящий дом. Пилим деревья, рубим трубы, кладём дом. Сегодня у нас несчастье: красноармеец Суревков, вообще, какой-то внутренне несерьёзный, поднял неразорвавшуюся противотанковую гранату, поднял и бросил. Она на лету разорвалась и оторвала ему руку, вырвало осколком бок и ободрало всё лицо. А из-за чего? По собственной глупости.

 

21 апреля 1942 г.

 

Завтра десять месяцев, как началась война. По этому поводу наш политрук Фёдор Кальмус прочитал политинформацию, из которой, конечно, никто ничего не понял, так как говорить он совершенно не умеет. Против нас, на восточной стороне Волхова, стоит испанская «Голубая» дивизия, которая держит оборону. Из них к нам в часть приходят переводчики, рассказывающие о порядках и положении в дивизии.

Мы свою хату, наконец, достроили, обмазали глиной, накрыли крышу. Спать было хорошо. В связи с новосельем выпили, спели три песенки. Всё прошло отлично, но плохо, что в водке растворён витамин «С» – воняет, пить неприятно. Я, наконец, достал кое-что для чтения. Старое русское издание «Русская мысль» за 1905 год. Хорошего в книге мало, плохие пошленькие рассказы о любви, каких-то несуществующих людях, отношениях – это не понравилось. Но зато имеется вся переписка Тургенева и Некрасова.

 

24 апреля 1942 г., Волховский фронт

 

Целый день слышна орудийная и пулемётная стрельба, видно, недалеко идёт бой, летают немецкие бомбардировщики. Достали книгу Горького «В людях». Я её читаю по вечерам вслух. Слушателям она сильно нравится, хвалят её. Да и не зря. Удивительно просто, правдиво и красиво пишет М. Горький.

Сегодня немцы бросили около 40 тяжёлых снарядов около наших огневых, но вреда не принесли. Я получил кандидатскую карточку в члены ВКП (б) с 22 марта 1942 г.

 

27 апреля 1942 г., Заречье

 

Англия высадила на п.о. Дьепп во Франции крупный десант в 5000 солдат и офицеров при поддержке своего флота. Немцы несут большой урон. Что-то из всего этого выйдет. Дни стали тёплые, хорошие, целый день летает наша авиация.

 

30 апреля 1942 г.

 

Наш полк разделился пополам, командиром стал майор Кузнецов, бывший начальник штаба. На нашей кухне последнее время начали было твориться тёмные сделки, хищение продуктов. Подняли этот вопрос на партсобрании. Стали дежурить младшие командиры, и сразу резко улучшилось качество и количество пищи.

Нас опять начинают донимать комары. Нет никакого спасения от них, в мельчайшую дырку, в любую щель проползут.

Приходится изобретать свою «Катюшу» – банку на проволоке с углями и щепками, только этим немного и спасаемся от них. Итак, завтра 1 мая!

 

1 мая 1942 г., Заречье

 

Вот и пришёл великий праздник. В какой обстановке мы его встречаем: в лесу, в болоте, в тучах комаров. Совсем не так мы его встречали в доброе, мирное время, в 1939-м, 40-м, 41-м годах. В прошлом году я был в Днепропетровске, виделся с родителями, говорил с ними, гулял с ними по городу. А теперь… Теперь сидим в глуши, «во мраке заточенья, тянулись тихо дни мои…» (А.С. Пушкин). Но в основном, учитывая настоящую обстановку, встретили праздник хорошо. Наш повар Яша Борович сварил хороший завтрак, выдали по 1/2 литра «горилки» на каждого. Одновременно с этим полк получил подарки из Омской области, выдали сухари, по 100 гр. ветчины, сахар. Было хорошо и весело. В этот день было чувство, будто и войны нет. Забудешься, заговоришься с товарищем, споёшь короткую песню – и жить как-то легче становится. К обеду к нам в батарею прибыли делегаты из г. Омска. Рассказали, как идёт работа в тылу, как живут рабочие. Вообще, много интересного рассказали. Наши встретили их тепло, радостно, задавали массу вопросов. А на обед к нам в домик пришёл парторг полка капитан Вильвовский. Хороший, душевный парень. Поговорит по-человечески, пошутит, посмеётся – за что и любили его все.

Прочитал нам за столом целую лекцию о международном положении, о работе тыла. Поговорили, посмеялись, а вечером все гуртом отправились в штабную батарею на кино.

 

2 мая 1942 г.

 

Я сижу на геометрическом пункте – на вышке, на высоте 65 метров. Красивые пейзажи видны отсюда: военный городок, шоссейная дорога Хорошо видно Новгород, его монастыри и церкви ясно белеют среди зелёного леса. Расстояние до него – около 14 км. Надо мной ясное, синее небо, в нём ни облачка. С поля поднимается вкусный, хлебный запах, путает мысли, опьяняет. Вот на большой высоте летят 13 «юнкерсов», видно, отправились на «работу». Где-то недалеко слышны оружейные выстрелы, по всей вероятности, это наши «пугают» испанцев из «Голубой дивизии».

 

6 мая 1942 г.

 

Сегодня с Гонюковым ходили по берегу р. Вишеры в поисках прошлогодней клюквы, глухарей и приключений. Набрали с собой до полдюжины гранат глушить рыбу, но ни рыбы, ни клюквы, ни глухарей не принесли. Бросили мы с Гонюковым связку из трёх гранат в речку, раздался взрыв. Смотрим – одна рыбина показалась на поверхности, обрадовались мы: ну, думаем, будет у нас хороший ужин. Вскочил Гонюков на плохонький, сколоченный из трёх досок плотик, взял шест, и как был, в фуфайке с противогазом и карабином за спиной, так и поплыл на нём к рыбе. Подплыл к одной, стал нагибаться, чтобы достать, встал на крайнюю доску... а доска с треском отрвалась и поплыла тихо по течению. Стоит мой Егор Петрович на одной ноге, балансирует, как канатный плясун в цирке, рожу такую скорчил, ну никак от смеха не удержаться. Выпрямился он кое-как. Держит в одной руке рыбину, в другой – шест и правит к берегу. Только не доплыл, разьехался у него под ногами плотик, выронил он шест и, покачавшись немного, плюхнулся в воду.

Ну, здесь уже и я не выдержал, свалился на траву, схватился за живот и ну хохотать. Вылез он на берег, мокрый, как суслик, отряхивается, рыбу уронил, противогаз намочил, ругается на чём свет стоит. Посмеялись мы с ним, высушился он у костра, пришли домой, тут нас на смех подняли – горе-рыболовы!

Наш комиссар батареи Ф. Кальмус поручил мне провести беседу на тему: «5 мая – день печати». Вообще, он, видно, из меня комиссара сделать хочет, даёт сложные беседы проводить, меня преподавателем географии и математики ставил – офицерам преподавать. А сегодня, уйдя на н.п., оставил меня за комиссара батареи. Сегодня я уже проводил политинформацию.

 

10 мая 1942 г.

 

Газ! Немцы в Крыму применили мины с газами. Дали несколько выстрелов по нашим позициям. Все очень взволнованы этим событием.

 

12 мая 1942 г.

 

Вчера днём и сегодня ночью наша авиация бомбила немцев. А сейчас они обстреливают наш район. Мы сидим в блиндажах, носа не высовываем – ждём, когда закончится.

Я теперь член КСМ бюро части. Вызывали меня в штаб полка. Пока ходил по различным дорогам да тропинкам, упарился до того, что сквозь шинель пот выступил. А день такой, что душа радуется: солнце, птицы щебечут, раздувшаяся от растаевшего снега речушка рвёт и мечет, шумит так, что её за 2 км слышно.

 

21 мая 1942 г.

 

Сдаем всё зимнее, сдали шинели, шапки, брюки. Сейчас же обещают выдать летнее У меня сегодня случилось большое несчастье – лопнула пружинка, и сломался валик у часов. Починить их теперь не удастся, пока не попаду в мастерскую, а где же её здесь на передовой встретишь!

Я получил письмо из дома. Купили приёмник «Рекорд», мама работает в госпитале, ждут, когда я вернусь. Эх! Скорей бы. Наши под Харьковом уничтожили 12 000 немцев. 300 танков уничтожено.

 

27 мая 1942 г.

 

Утром батарея вела огонь, а сейчас нас засыпает немецкая артиллерия. Нельзя ни выйти, ни показаться из землянки. Бьют больше фугасниками и осколочными. Всё изрыли, один снаряд у нас упал даже у самого лафета орудия, но не повредил его. Жертв, кажется, нет. Лишь один из огневиков с перепугу «того».

 

 

 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

Поиск по году
Please reload

Follow Us
  • Facebook Basic Square
  • Twitter Basic Square
  • Google+ Basic Square

© 2023 Издательство "Книга"

350063, Россия, Краснодарский край,г. Краснодар, ул. Красная, 28.

  • w-facebook
  • Twitter Clean
  • w-youtube