Летопись. Бойцы огненного фронта. Часть 1.

Город Новороссийск – военно-морская база на Чёрном море и крупный торговый порт. С первых дней войны город стал подвергаться налётам вражеской авиации. Фашисты стремились вывести из строя порт, в котором находилось множество кораблей, снабжавших боеприпасами и продовольствием Одессу и Крым. О героической борьбе с огнём рассказывают бойцы пожарной охраны г. Новороссийска.

 

«Тревога, по машинам!»

 

Пётр Ефремович Кузнецов – начальник 2-й военизированной пожарной команды (ВПК) г. Новороссийска.

 

7 марта 1942 г.

 

В 22 часа был налёт вражеской авиации. Враг сбросил зажигательные авиабомбы на город Новороссийск, он рассчитывал вызвать массовые пожары, но просчитался, и тысячи зажигательных авиабомб оказались за городом в зарослях кустарников на третьем и четвёртом буграх в 1-й части города.

Когда за городом горели яркими огнями тысячи зажигательных авиабомб, то со второй пожарной части было видно страшное зрелище этих фейерверков, почти одновременно вспыхнувших тысячами ярких ослепительных огней и затем постепенно неравномерно угасавших.

И мы в шутку говорили: «Фрицы, наверное, знают, что завтра Международный женский день – 8 марта, и они встречают его фейерверком».

На следующий день утром свободные от дежурства бойцы и командиры отправились в то место, где были сброшены бомбы, для сбора их остатков. Были найдены полностью сгоревшие, частично сгоревшие и целые несработавшие бомбы, из которых затем в частях изготовили наглядные пособия.

Затем проводили занятия с личным составом подразделений и на учебных пунктах с населением города. Учили обращению с горящими зажигательными бомбами и ликвидации массовых пожаров после налёта противника.

 

Смело и отважно боролись с огнём при тушении боеприпасов до полной ликвидации пожара в течение трёх часов бойцы и командиры 2-й ВПК города Новороссийска:

- начальник ВПК Пётр Ефремович Кузнецов;

- начальник караула Афанасий Иванович Полозов;

- командир отделения М.П. Фоменко;

- командир отделения Т.З. Варич;

- бойцы П.С. Ковальчук, В.Д. Безгодько, И.Ф. Шакалов, С.З. Силиверстов;

- шофёр С.М. Денисов.

 

10 августа 1942 г.

 

Над городом и портом внезапно появились немецкие самолёты, они сбросили свой смертоносный груз – фугасные и зажигательные бомбы – в районе восточного пирса и цемзавода «Пролетарий», где сосредоточено большое количество железнодорожных вагонов с боеприпасами, продовольствием и вещимуществом. Всё это было подготовлено на пирсе для погрузки в пароходы и отправки в Крым.

В результате налёта одновременно произошло несколько пожаров… Горели вагоны с продовольствием у цемзавода «Пролетарий», столовая НоворЭС и другие объекты. А у причала Восточного пирса горел вагон с боеприпасами, который был третьим с хвоста эшелона. Внутри горящего вагона патроны, пули и осколки пробивали обшивку вагона и разлетались в стороны.

По прибытии к месту пожара с двумя отделениями во главе с начальником караула тов. Афанасием Ивановичем Полозовым я решил в первую очередь спасти эшелон с боеприпасами. Были остановлены автомашины на пирсе у причала, дал ствол первой помощи от автоцистерны. Затем были введены два ствола литер «А», под струями которых отцепили вагоны от эшелона, силами бойцов откатили их на расстояние 30 метров, а затем была произведена разборка и проливка внутри вагона.

Пожар был ликвидирован, распространение его предотвращено, и спасён эшелон с боеприпасами.

 

11 августа 1942 г.

 

Новороссийская нижняя ж.д.-станция была забита до отказа вагонами. На всех путях и у пакгаузов под разгрузкой стояли эшелоны с продовольствием, вещимуществом и другим необходимым грузом, который так был необходим для Крымского фронта. Враг, вероятно, знал о таком скоплении военных грузов на нижней станции

Ночью был массированный налёт на станцию, были сброшены фугасные, зажигательные бомбы и бочки с горючей жидкостью. Враг решил уничтожить все грузы на станции и не допустить их на фронт.

Во время бомбёжки с наблюдательной вышки я увидел большое зарево на нижней станции и у элеватора. Не ожидая разрешения с командного пункта на выезд, а оно часто приходило с опозданием по разным причинам, я подал команду: «Тревога, по машинам!» Выехали два отделения второго караула, начальником которого был тов. Петренко.

В пути следования нас сопровождала страшная канонада зенитной артиллерии, гул самолётов и вой фугасных авиабомб фашистских стервятников. Отъехав всего на два квартала от части, на улице Элеваторной я подал команду остановить автомашины, спешиться и укрыться в дорожный кювет, что и было сделано.

В это время сбоку от нас во дворе упала и взорвалась фугасная авиабомба, взрывной волной и камнями смяло капот и повредило крылья передней автомашины. Но мотор не пострадал, а нас сильно оглушило и засыпало землёй в кювете. Когда после этого переполоха мы пришли в себя и убедились, что все живы и невредимы, снова была команда «По машинам», и мы тронулись в путь. До места пожаров на станции было ещё около километра. В пути следования были препятствия, разрушение дороги, завалы небольшими деревьями и разрушенными зданиями, в результате чего замедлялось наше продвижение к цели. Прибыв к месту пожара, мы увидели море огня. Горели на путях вагоны с боеприпасами, склады и пакгаузы. В одном из складов рвались и со свистом разлетались кислородные баллоны.

На большом расстоянии горела галерея элеватора. Всего в это время было 85 крупных и мелких пожаров в районе элеватора и на нижней станции. Немцы снова делали заходы и сбрасывали бомбы в районе пожара, чтобы помешать пожарным ликвидировать пожары и спасти ценное имущество и военные грузы.

Это была страшная ночь, не лучшим был и день. Пожарные беспрерывно работали в течение 24 часов. Питание доставлялось на место пожара. На месте пожара происходила и смена дежурных караулов, и заправка пожарных машин.

В тушении пожара принимали участие автомашины и личный состав 1-й и 2-й ВПК, ВПК торгового порта, ВПК военно-морской базы, «Экспортлеса» и нефтебазы. Всего участвовало 12 пожарных автомашин и личный состав подразделений.

 

17 августа 1942 г.

 

После налёта вражеской авиации на железнодорожный вокзал в районе вагоноремонтного завода на железнодорожных путях горели три вагона с вещдовольствием и продовольствием. Здесь же, в двадцати метрах от них, стояли две железнодорожные цистерны с бензином, у одной сбоку осколком было пробито отверстие, из которого небольшим фонтаном выходил наружу бензин и разливался по земле, в результате чего вся цистерна была объята пламенем. Люк цистерны был открыт, и сверху также горел бензин.

Прибыв к месту пожара, оценив обстановку, я решил дать два ствола литер «А» для охлаждения горящей и рядом стоящей цистерны. Затем командир отделения Фоменко под водяными струями поднялся по лестнице на цистерну, накрыл люк мокрой кошмой и закрыл крышкой, в результате горение сверху цистерны было прекращено. Оставалось решить вопрос с пробоиной, из которой выходил бензин.

Было решено сделать деревянный чоп и забить отверстие, что очень помогло в ликвидации пожара горящей цистерны. Одновременно проводилось тушение пожара вагонов с продовольствием. Рядом был металлический пакгауз, где также горели ящики с товаром.

На тушении данного пожара работало четыре пожарных отделения. Ликвидация пожара подходила к концу. Но начальник пожарной службы тов. Михаил Григорьевич Романенко вызвал меня к телефону в командный пункт вагоноремонтного завода и приказал выезжать немедленно с места пожара в часть: скоро могли начать рваться торпеды, гружённые на вагонах в районе ВРЗ, где могли погибнуть личный состав и техника.

Была дана команда: «Сбор, подготовка к отъезду». Но тут же опять появились самолёты, сбросили бомбы, одна из которых упала прямо в районе, где мы тушили пожар. Взрывной волной нас отбросило, а командир отделения Фоменко получил ранение в ногу и остался в укрытии, и только утром смог добраться в часть, которая дислоцировалась на стадионе «Динамо».

 

18 августа 1942 г.

 

Был налёт вражеской авиации в районе рыбзавода на Малой Земле, где находился временный фронтовой аэродром, посадочная площадка и склад боеприпасов. Горели ящики с боеприпасами, сложенные в штабеля, рвущиеся гильзы, пули и осколки разлетались со свистом во все стороны. Прибыв к месту пожара и оценив обстановку, я решил действовать немедленно, несмотря на явную опасность и угрозу для жизни.

Автомашина была установлена на водоисточник, расположенный в ста метрах от горящего штабеля. Сам я ползком по-пластунски направился к горящему штабелю, увлекая за собой командира отделения тов. Фоменко и бойца со стволом.

Выбрав удобную позицию, работали лёжа со стволом, а затем с колена. Пламя пожара со штабеля было сбито, распространение огня на соседние штабеля предотвращено, а затем пожар был успешно ликвидирован. Но на расстоянии пятнадцати метров от штабелей лежала стокилограммовая фугасная авиабомба, из отверстия которой выходил дымок, её взрыв угрожал штабелям боеприпасов. Я решил оттащить эту бомбу от штабелей, чтобы обезопасить их от взрыва. Зацепив её карабином спасательной верёвки за стабилизатор, оттащили метров на пятьдесят.

В это время дым из отверстия усилился, возникла явная угроза личному составу. Мной было решено остановить данную операцию и расположиться в укрытии, которое находилось у воронки от фугасных бомб. Через несколько минут произошёл взрыв бомбы, не причинивший ущерба боеприпасам и личному составу подразделения.

 

19 августа 1942 г.

 

В 11 часов дня от бомбардировки загорелся резервуар с нефтью ёмкостью в 5000 тонн в нефтепарке № 1. Пожарные части выехали на ликвидацию пожара. Были установлены автомашины на водоисточники у водоёмов и на морском пирсе. Но вдруг внезапно появился бомбардировщик и сбросил несколько бомб небольшого калибра, которые начали падать от моря до нефтебазы и за её пределы.

В это время я заметил, что подача воды прекратилась. Я направился к пирсу, чувствуя, что что-то случилось. Подхожу и вижу: четыре автомашины не работают, а личный состав занимается оказанием помощи пострадавшим от бомбёжки бойцам. Один из них, тов. Бабанин, был убит, а трое получили тяжёлые ранения.

Тут же была остановлена военная машина, их погрузили и отправили в городскую больницу. Уже там скончался боец Тимошин.

У нефтебазы работала машина 1-й ВПК, шофёром которой был Устин Васильевич Шкода. Он получил ранение от взорвавшейся вблизи бомбы, но отказался покинуть рабочее место. Ему сделали перевязку, и он продолжал подавать воду до полной ликвидации пожара.

В один из налётов вторая ВПК в полном составе работала на пожаре у второго парка нефтебазы, а в районе второй ВПК была бомбёжка. После ликвидации пожара мы прибыли в часть и не узнали её. На углу напротив части находилась электроподстанция, которая была разрушена до основания фугасной бомбой, в части взрывной волной были выбиты стёкла, осыпалась штукатурка в телефонной комнате, гараже и в квартирах.

Долго мы приводили в порядок помещения, ликвидировали последствия налёта.

 

В данной операции и тушении пожара принимали участие начальник ВПК-2 Пётр Ефремович Кузнецов, начальник караула Григорий П. Харищук, командир отделения С.Ф. Афанасьев, бойцы Т.С. Еремеев, Ф.Г. Дроздов, Н.Е. Орешкин, шофёр К.И. Ерофеев и другие.

 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

Поиск по году
Please reload

Follow Us
  • Facebook Basic Square
  • Twitter Basic Square
  • Google+ Basic Square

© 2023 Издательство "Книга"

350063, Россия, Краснодарский край,г. Краснодар, ул. Красная, 28.

  • w-facebook
  • Twitter Clean
  • w-youtube