«Дорогая Наташа!..»

Наталья Глебовна Бурная (в замужестве – Овчарова) (1923–2008) – писательница, член Союза писателей СССР. В 1967–1970 и 1972–1975 годы избиралась ответственным секретарём Белгородской писательской организации, возглавляла региональное отделение  Литературного  фонда  СССР. Дипломант Всероссийской литературно- театральной премии «Хрустальная роза Виктора Розова», Всероссийской премии

«Прохоровское поле».

В июле 1942 г. ушла добровольно на фронт по спецнабору от 7-й отдельной армии Карельского фронта. Была назначена секретарём военной прокуратуры 70-й отдельной стрелковой бригады в звании младшего лейтенанта административной службы.

В марте 1943 г. её перевели заведующей делопроизводством – казначеем в отдельную сапёрную роту той же бригады, в апреле 1944 г. она была направлена в 16-й отдельный батальон резерва офицерского состава 7-й отдельной армии, в июле 1944 г. – делопроизводителем по учёту офицерского состава и наградам в штаб 497-го стрелкового полка 135-й стрелковой дивизии.

Затем была направлена в Финляндию, в декабре 1944 г. – в Польшу. Победу встретила в Польше. Награждена орденом Красной Звезды.

 

 

Г. Ломакин – сотрудник военной прокуратуры. Письмо адресовано Н.Г. Бурной (Овчаровой) на Карельский фронт.

 

26 января 1943 г.

 

Здравствуйте, мой юный друг!

Спешу сообщить, сегодня получил ваше письмо, за которое сердечно благодарю, я очень рад вашему письму, которое вами составлено мастерски.

Уж вы извините, Наташа, что я так красиво не могу писать, причём я очень хотел бы что- нибудь вам написать приятное, но ограничусь тем, что пожелаю вам хороших и отличных успехов в работе, в жизни, ну и немножечко в любви.

Я жив-здоров, чего и вам желаю, передайте моё поздравление т. Никифорову. Надеюсь скоро и поздравить вас, ну с чем, вы думаете? А пока до свидания. С приветом, уважающий вас друг Геннадий.

 

 

Илья Водынин. Письма адресованы Н.Г. Бурной (Овчаровой).

 

14 апреля 1943 г.

 

Наташа! Вчера получил твоё письмо, коротко спешу ответить в двух словах. Рад за тебя, твоим успехам по службе и воинским званиям! Поздравляю! Ты растёшь не по дням, а по часам. Молодец! Ты мне завидуешь? Что кое-где  я бываю, знаком с девушками и т.п.? Напрасно, совершенно напрасно. Я бы в подобных случаях не завидовал, т.к. обстановка ставит в определённые рамки, возможно, даже и бывало, но сижу с закрытыми глазами, т.к. если зазеваешься, получишь за непочтение родителей хорошего тумака. Я думаю, что ты меня понимаешь, о чём идет речь, а что ты пишешь «трепаться с девушками», так это просто оборот речи, таков наш морской жаргон, за шесть лет, знаешь, можно выработать в себе различные привычки. Поэтому нет ничего удивительного, что иногда бросишь фразу незаметно, а что ты как поняла «трепаться», нет, это иногда просто поговорить, а трепаться я уже стал старичок, чувствую близкую дряхлость, где уж нам волочиться за женщинами, не в этом духе воспитаны, да кроме того, данная обстановка этого не позволяет. Вот так-то.

Наташа! Я хотел бы тебя спросить, поинтересоваться: а как же ты живёшь личной жизнью? Часто в твоих письмах замечаю большие перемены: то они горячие, пламенные, согревают душу, придают силы и бодрости духа, внезапно они холодны, как северные ветры. В чём причина?

Конечно, это разгадать очень и очень трудно, да я и не собираюсь этого делать, т.к., возможно, это меня совершенно не касается. Но, тем не менее, факт остаётся фактом, что получается так.

Ты, возможно, не веришь и даже не поверишь, но я, Наташа, рассчитываю на обязательную встречу с тобой, рано или поздно, но рассчитываю, если, правда, буду жив, как прежде. Я на тебя, Наташа, всё-таки почему-то до сего времени возлагаю большие надежды, и ты – единственная мечта в моей жизни. Не знаю, почему-то не верится, что получится не по-моему, возможно, ты здраво рассудишь меня и отрезвишь в этом отношении. Правда, знаю, что ты сейчас вполне вправе мне бросить упрёк и разрыв, т.к. я же первый начал это дело и в то же время оставался долгое время нем, как рыба, но у меня также на этот счёт есть оправдание. Я обещался тебе до встречи молчать, но разве можно молчать! Я крепился очень долгое время, но вот последние твои письма заставили меня о многом задуматься. Вот поэтому я и решил сегодня написать тебе то, что давно ношу при себе. Что ты скажешь мне на это, Наташа? А?Между прочим, учти, я не хочу тебя уверять горячими, пылкими фразами, я думаю, что ты меня прекрасно поймёшь с этого письма, и комментарии и объяснения, разъяснения по этому поводу не потребуются.

Ты же, в свою очередь, также должна сказать честно и ни в коем случае не лицемерить. Любой ответ меня с ног не свалит, нервы мои ещё достаточно крепкие (хотя и поизносились за последнее время чуть-чуть). Вот так. Задача ясна? Приступай, дорогая, к выполнению. Буду ждать твоего письма с нетерпением. Жду писем. Всего хорошего. Целую, Илья.

 

29 мая 1943 г.

 

Дорогая Наташа!

27.05 получил твоё письмо от 28.04.43 г., как видишь, шло целый месяц. Благодарю, дорогая, за откровенность! В свою очередь, тоже отвечаю, совсем небольшим, думаю, что не обидишься. Ты права, Наташа, в своём письме я тоже прочувствовал, хотя уже давно прочувствовал это, но всё как-то скрывал свои чувства, но в последнее время переписка наша стала как-то сама по себе меркнуть, а этого мне не хотелось. Вот поэтому- то я и решил черкнуть прошлое письмо. Ну вот и хорошо, что всё хорошо разрешилось, а то уже я начал было сомневаться. А всё-таки, Наташа, держу пари, что у тебя есть новости, верно? Ты не думай, что я изменил свои направления и так же по-прежнему тебе верю и так же по- прежнему надеюсь на нашу будущую встречу, и думаю, что она рано или поздно состоится, так как мы этого оба желаем, а потом дадим своим направлениям и мыслям правильный ход. Так я думаю? Ну конечно, иного ответа быть не может. Твоё письмо, Наташа, как никогда мне понравилось, искренне милые строчки. Вспоминаю тебя в октябре 1940 года, когда нас с Костей Наташа встречала и провожала, а также Катиных пацанов, особенно Вадика, когда он Наташу заставил покраснеть.

Всё это уже от меня давно ушло, и не вернёшь, кажется, остаются одни воспоминания. Да, ты права, уже более двух лет идёт наша переписка и может продолжиться ещё столько же, смотря по обстановке на Лен. фронте.

Я присоединяюсь к твоим словам, Наташа, и тоже жду тебя. Ты мне всеми этими качествами и нравишься, и я думаю, что не ошибусь.

Итак, будем, Наташа, увлекаться романтикой и строить воздушные замки. Так? Точно. Присылаю тебе копию своей работы, образец мая-месяца 1943 года, хотя и ничего хорошего в ней нет, но всё-таки кое-чего обо мне напоминает.

Живу своим чередом, всё идёт хорошо. Работки хватает достаточно, время у нас сейчас самое горячее… Так что скучать не приходится. А пока что жив и здоров, чего желаю и тебе, дорогая. Горячо целую. Пиши.

 

 

 

Ефим Родин – военнослужащий сапёр- ной роты 70-й отдельной гвардейской мотострелковой бригады. Письмо адресовано Н.Г. Бурной (Овчаровой).

 

25 апреля 1944 г.

 

Здравствуй, Наташа! Тебе покажется как-то странно, почему вдруг я решил написать тебе письмо. По-моему, <…>(неразборчиво) нужно откинуть в сторону и заглянуть в историю нашего взвода, как твой образ выливается в наших самочувствиях. Ты мало побыла в нашей семье, но твоя забота, которая была оказана нашему взводу, говорит о многом. Вспоминая прошлое, нужно сказать прямо, что мы не получаем тех весёлых <…>, которые возникали при твоём участии. У нас нет тех весёлых вечеров, в которых со всей душой принимала участие. Это ты с женской душой и мужской натурой. И наконец, нет теперь того, чтоб могло так без конца петь и вливать в наши сердца дух и настроения в нашей боевой жизни. Читая моё письмо, у тебя невольно возникнет вопрос – или правдивы эти строки, или нет, просто я хотел посмеяться над всем прошлым, которое, вероятно, вернуться не должно. Нет, Наташа, ты меня знаешь, что на такие вещи моя натура не способна. И самое главное – на протяжении всего времени я своими действиями не способствовал тем… даже, которые старались, жаждали унизить твоё достоинство. Конечно, уверять здравомыслящего человека не приходится, но в порядке комментария я вынужден написать это. А если глубже коснуться этого вопроса, то нужно сказать одну существенную и вполне правдивую вещь, о которой вспоминают даже те, которые когда-то старались скомпрометировать тебя, а в данных, может, видя твою справедливость и деловитость, и противопоказывают тех, которые занимают твой пост. Я считал бы ненужным об этом писать, так как это всё прошлое и не имеет никакого значения, но, как говорится, не мешает вспомнить и прошлое, если оно имеет интерес в настоящем. Не правда ли?

Несколько слов, Наташа, в отношении нашей жизни в данный момент. Особенных изменений, конечно, не произошло. В данный момент находимся там, где «Запорожец», и продолжаем ковать победу над врагом. Подходит праздник 1-го мая, и думаем провести неплохо, хотя не будет «главного» <…>, но нужно признаться, что и работы для него в данный момент вряд ли окажется, так как Гер-Шмуцке отсутствует, фрау Мюллер скоро будет сама другая, а остальные что-то соображают, но навряд ли что выйдет. А между прочим, они разыгрывают пьесу «Они сражались за Родину» без нашей помощи, т.е. без 1-го взвода.Ну вот пока и всё. Поздравляю тебя и твоих товарищей с праздником первого мая, и ожидаем тебя на праздник. Неплохо было б, если б ты приехала с подругами, это было б много веселей. На этом жму твою руку.Е. Родин.

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

Поиск по году
Please reload

Follow Us
  • Facebook Basic Square
  • Twitter Basic Square
  • Google+ Basic Square

© 2023 Издательство "Книга"

350063, Россия, Краснодарский край,г. Краснодар, ул. Красная, 28.

  • w-facebook
  • Twitter Clean
  • w-youtube