«Земля вздымалась и горела...» 1944 и 1945 годы

Иосиф Яковлевич Мадовский родился 6 июня 1921 г. в Киеве. Окончил 1-е Киевское артиллерийское училище им. Лебедева. Участвовал в Советско-финской войне. Великую Отечественную войну встретил в звании лейтенанта. Прошёл всю войну, участвовал в битве за Севастополь, в боях на Малой Земле, освобождении Польши. Награждён орденами Красной Звезды, Отечественной войны II и I степеней, польской медалью Победы и Свободы (государственной наградой Польской Народной Республики). После победы жил  в Краснодаре.

 

1944 г.

 

27 января 1944 года мы прибыли в Краснодар – город, с которым у меня связаны самые лучшие воспоминания после того, как я в нём побывал в июле 1940 года после эвакуации из Севастополя.

Год 1944-й для меня был запоминающимся. В январе я был принят в члены ВКП (б), в феврале мне было присвоено очередное воинское звание – майор. В этом же месяце мне был вручён орден Отечественной войны II степени за участие в боях на Малой Земле.

В Краснодаре я остановился на квартире по ул. Слободской у учительницы Нины Григорьевны Лях, на дочери которой – Татьяне Александровне – я впоследствии женился. 12 мая мы сыграли полевую свадьбу, на которой были почти все офицеры полка. В те годы она была студенткой пединститута.

Но недолго длился медовый месяц. 3 июня 1944 года наш полк погрузили в эшелон и отправили на фронт. 1944-й год был годом решающих побед советских вооружённых сил.

Наш железнодорожный состав прибыл на станцию Раздельная – это недалеко от Тирасполя.

К этому времени советское командование накопило определённый опыт использования крупных артиллерийских соединений в наступательных боях. Создавались артиллерийские бригады и артиллерийские дивизии прорыва. На базе нашего полка была создана 159-я артиллерийская бр гада резерва главного командования. В её состав также вошли 337-й гаубичный артполк и 21-й отдельный разведывательный артиллерийский дивизион (21-й ОРАД). Я был назначен  заместителем начальника штаба бригады по разведке.

Мне непосредственно был подчинён 21-й ОРАД. Бригада в составе 2-го Украинского фронта приняла участие в Ясско-Кишинёвской операции. После успешного наступления войск бригада в срочном порядке была переброшена в Раву-Русскую, где готовилось наступление войск 1-го Украинского фронта.13 июля началось наступление на Рава-Русском и Львовском направлениях на фронте в 200 км. К 18 июля наши войска продвинулись на 80 км. Мы приближались к государственной границе СССР.

29 июля передовые части фронта вышли к Висле и захватили плацдарм южнее Сандомира. Сюда была переброшена наша бригада.Немецко-фашистское командование предприняло ряд попыток с тем, чтобы ликвидировать этот плацдарм и восстановить оборону по Висле. В течение всего августа на плацдарме шли тяжёлые бои. Противник большими силами контратаковал, но наши войска стояли насмерть и не отдали фашистам ни одной пяди освобождённой польской земли. В эти дни по двое-трое суток не смыкали глаз. Такая была напряжённая обстановка. Работники штаба бригады большую часть времени находились непосредственно в дивизионах.

 

1945 г.

 

Наши вооружённые силы, изгнав фашистских захватчиков с территории СССР, а также ряда стран Восточной Европы, заняли к началу 1945 года исходные рубежи для нанесения завершающих ударов по фашистской Германии. 1-му Украинскому фронту под командованием маршала И.С.Конева Ставка приказала разгромить Кольце-Радомскую группировку противника, овладеть рубежом Радомско, Ченстохов, Мехув, Бохна. В дальнейшем развивать наступление в общем направлении на Бреслау. Переход в наступление планировался на конец января 1945 года. Однако в связи с поражением англо-американских войск в Арденнах и обращением У. Черчилля к И.В. Сталину советское верховное командование приняло решение перенести наступление на 12 января.

Итак, 12 января 1945 года Советская армия начала крупнейшее стратегическое наступление на 1200-километровом фронте. Важнейшей составной частью этого наступления была Висло-Одерская операция, в которой пришлось участвовать и мне. Невозможно описать всё, что произошло в первые месяцы 1945 года. Европа не знала ничего подобного со времени гибели Римской империи. Наступление наших войск началось в нелётную погоду, поэтому авиация не могла оказать содействие наземным войскам. Вся тяжесть огневого обеспечения наступления пехоты и танков в первый день наступления легла на плечи нашей артиллерии.

Десятки тысяч орудий, миномётов и «Катюш» обрушили свой смертоносный огонь на вражескую оборону. 2 часа 40 минут длилась артподготовка. Такой длительной артподготовки мне не приходилось видеть ни в одной наступательной операции наших войск за всю войну. Удары наших войск были настолько сильными, что уже к концу первого дня немецкие укрепления были прорваны на всю тактическую глубину. Пленные немцы рассказывали, что подобного ада им не приходилось испытывать с начала войны. К исходу 17 января 1945 года главные силы противника были разгромлены. Один за другим освобождались польские города.

Это дало нам возможность развивать наступление на Бреслау, а главным силам – на Берлин. 19 января мы пересекли прежнюю германо-польскую границу восточнее Бреслау и вступили на территорию Германии, на старые польские земли, захваченные Пруссией в середине XVIII века.

В период подготовки и наступления на Висле и Одере часть времени я находился в разведдивизионе нашей бригады, который сыграл большую роль в разведке огневых средств противника на переднем крае и артиллерии в ближайшей глубине обороны.

В состав 21-го ОРАД входило две звукобатареи, одна топобатарея и один фотовзвод. 90% солдат дивизиона имели высшее образование. Обладая самыми современными средствами артиллерийской инструментальной разведки, мы довольно точно определяли расположение огневых средств противника. Все эти данные мною наносились на топографическую карту и передавались в штаб бригады и штаб 6-й армии, в состав которой в то время мы входили. На основании этих данных составлялась таблица огня, и наносился удар нашей артиллерией в период артподготовки. В эффективности огня нашей артиллерии мы имели возможность убеждаться при прорыве обороны противника.Наша армия наступала успешно, хотя немцы и оказывали сопротивление на промежуточных рубежах. Так, при наступлении на Лейбусдорф (это уже было на территории Германии) гитлеровцы встретили наших наступающих сильным огнём. Пехота залегла. Надо сказать, что, чувствуя приближение конца войны, пехота не так смело поднималась в атаки, как раньше, тем более что мы наступали на второстепенном направлении. Это и понятно. Никому не хотелось умирать в конце войны. Ведь многие прошли дорогами войны четыре года. Командиры стрелковых частей ставили перед артиллеристами задачу полностью уничтожить огневые точки врага, мешающие продвижению пехоты.

В это время войны мы имели значительное превосходство над врагом в авиации, танках и особенно артиллерии.

Снарядов мы не жалели. Даже наша дальнобойная артиллерия, которая предназначена для ведения огня по скоплениям пехоты, прорыва укреплений обороны и ведения контрбатарейной борьбы, в последнее время войны использовалась на прямой наводке. Эффект был очень сильный. Когда наша пехота врывалась в траншеи противника, немцы не оказывали никакого сопротивления, так как они были подавлены мощью огня. Они сидели в траншее, как парализованные, не понимая, что происходит вокруг.

В марте 1945 года мы заняли Лейбусдорф, где разместился наш штаб бригады. К этому времени я уже был назначен первым заместителем начальника штаба бригады.

Помню, приезжает к нам корреспондент газеты «Красная звезда» и спрашивает у меня:«Ну, как воюете?» Я ему рассказал об опыте применения 152-миллиметровых орудий нашей бригады в боях за населённые пункты. Показал ему отчёт о последних боях, который недавно отправлен в штаб 6-й армии. Он попросил у меня один экземпляр отчёта, и вскоре появлась в газете «Красная звезда» статья за моей подписью – «Тяжёлая артиллерия в боях за населённые пункты».

Приближался конец войны. Мы подошли к Бреслау. Сходу взять город не удалось. Тогда он был окружён, и началась длительная его осада. Одновременно наше командование направило в Бреслау парламентёров с предложением капитулировать. Предложение было отклонено. Тогда было предпринято решительное наступление, и 2 мая 1945 года, в день падения Берлина, наши войска штурмом овладели городом и крепостью Бреслау.

Наступила непривычная тишина. Для нас война закончилась, но все мы с нетерпением ожидали сообщений о полной капитуляции Германии. И вот в 2 часа ночи 9 мая мы услышали сильную стрельбу. Все выскочили на улицу. Офицеры и солдаты стреляли из всех видов ручного оружия в воздух, в небо взмывали тысячи ракет. Все обнимались, друг друга целовали. И всё ещё не верилось, что наконец кончилась эта трудная, длившаяся почти четыре года война.Трудно передать словами те чувства, которые каждый из нас испытывал в те минуты. До утра, конечно, никто не спал. Были выпиты все запасы имевшегося у каждого из нас алкоголя. За бои в Бреслау я был награждён третьим орденом – орденом Отечественной войны I степени. В мае я также был награждён польским правительством медалью Победы и Свободы за поддержку армии Войска Польского и освобождение Польши от немецко-фашистских захватчиков.

 

* * *

В своих воспоминаниях о войне я описал только основные события, которые остались в памяти, и бои, в которых мне пришлось участвовать.

Дневников в войну я не вёл, да и в первые два года войны было не до дневников, так как эти годы были самыми трудными для нашей страны и для всех, кому пришлось в это время воевать.

Пережить за четыре года пришлось много. Четыре года мы находились в постоянном напряжении. Особенно трудно было зимой и поздней осенью. В мороз, дождь находились в мокрых окопах в грязи, в снегу. Спали по два-три часа в сутки. В бане купались один-два раза в год.За годы войны были вырыты тысячи кубометров грунта для укрытия орудий и окопов – для себя. Но главное – жизнь ежедневно подвергалась смертельной опасности от бомбёжек, артиллерийского, миномётного и автоматного огня. А как трудно было переживать потерю боевых друзей…

Фронтовикам известно, что дружба, скреплённая кровью в совместных боях, в тяжёлой боевой обстановке, – самая крепкая. Боевых друзей у меня было много. Но самым близким был Владимир Митрофанович Щукин.

Годы войны – это период колоссального физического, нравственного напряжения и потрясения всего общества. Такие вещи не проходят бесследно. Они оставляют глубокий след в психике, да и вообще в жизни каждого, кому пришлось воевать.

 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

Поиск по году
Please reload

Follow Us
  • Facebook Basic Square
  • Twitter Basic Square
  • Google+ Basic Square

© 2023 Издательство "Книга"

350063, Россия, Краснодарский край,г. Краснодар, ул. Красная, 28.

  • w-facebook
  • Twitter Clean
  • w-youtube