«Мы с Павкой Корчагиным в бой ходим...» Фронтовой дневник

Мария Петровна Педенко – уроженка г. Молочанск Украины. Ушла на фронт добровольцем в 1942 г. Служила в 255-й бригаде морской пехоты, была библиотекарем, членом редколлегии рукописной фронтовой газеты «Полундра». Воевала на Малой Земле. В звании лейтенанта с боями прошла Западную Украину, Польшу, Чехословакию, Венгрию. После окончания войны жила в Киеве. Умерла в 1957 г. Одной из улиц г.Молочанск было присвоено имя Марии Педенко. Вела фронтовой дневник.

 

9 ноября 1942 г.

 

Хлещет беспрерывный дождь, порывы сурового ветра пронизывают насквозь. Утопая по колено в грязи, я иду по скользкой, размытой дороге. В руках у меня чемодан с литературой. Вот уже шестой день, как я утеряла продовольственный аттестат, и теперь кормлюсь от случая к случаю, чаще всего пробавляюсь одной водичкой да жёстким сухарём.

Но свет не без добрых людей. Нагнавшая меня машина останавливается, и после короткого разговора я лезу в кузов, в котором сидят с десяток бойцов и разрешивший мне ехать в грузовике гвардии старший лейтенант…

 

«Начальнику  клуба  255-й бригады морской пехоты. Направляется в ваше распоряжение старший краснофлотец Педенко Мария Петровна для прохождения дальнейшей службы в должности начальника библиотеки бригады.

Срок прибытия – 16 ноября 1942 г. Начальник 4-го отдела майор Толмачев».

 

1942 г.

 

…Приступаю к работе, но в моей библиотеке ни одной книги, в чемодане же одни только брошюры. Надо обязательно связаться с политотделом.

А погода всё не улучшается. Патроны и хлеб – и те доставляются сюда с трудом.

Пока что решила написать доклад о Николае Островском. Бойцы слепили из хлеба чернильницу, растворили химический карандаш, дали мне ручку с пером. Из фотографий писателя, которые мне ещё в Сочинском музее подарила семья Островского, я приготовила альбом.

И вот вся моя библиотека готова. Не ошибусь, если скажу, что это самая миниатюрная библиотека на всём нашем фронте.

 

1942 г.

 

…Прихожу в роту автоматчиков. Оказывается, самая большая землянка занята, и надо подождать, пока подготовят её. Немного подождала, потом заглянула в землянку, а там бойцы лепёшки пекут. Я скинула шинель, вымыла руки и принялась им помогать.

– Вы к нам на всё время? А как вас зовут? А что вы больше всего на свете любите? – посыпались вопросы.

– Книжки люблю. Только хорошие.

– Этого у нас маловато, – вздохнул кто-то.

– А вы любите книжки? – в свою очередь, спросила я. – Николая Островского любите?

– Да кто ж его не любит? Мы с Павкой Корчагиным в бой ходим, – ответили они.

– А кто-нибудь из вас видел Островского?

– Нет, читать читали, а видеть не приходилось.

Тут я вынула свой альбом и раскрыла первую страницу. На моряков смотрел Николай Островский в своей защитной гимнастёрке с орденом Ленина на груди.

Я стала рассказывать о его жизни, о том, как жил, писал, боролся и умер этот замечательный человек. Бойцы жадно слушали, забыв про обед.

…С этого дня и началась моя работа библиотекаря-агитатора  на переднем крае обороны.

 

2 февраля 1943 г.

 

…Сегодня второе февраля 1943 года. Вот и знаменитая Голубая бухта в Геленджике

Она и в действительности голубая, такая красивая, что глаз не отведёшь от неё. Бойцы радостно оживлены: идут в десант.

Место предполагаемой высадки – мыс Мысхако к югу от Новороссийска, на самой крайней точке левого фланга нашего фронта.

…Слышен приказ двигаться к причалу. Люди приходят в движение. С трудом сдерживаю волнение. Как? Неужели меня забыли, меня не возьмут?

– Ну, Маша, – говорит подошедший ко мне в эту минуту старший лейтенант Проценко, – готовься, идёшь с нами в десант!

Я готова обнять и расцеловать его. Ведь это он упросил командира взять меня в десант.

 

Февраль 1943 г.

 

…На рассвете пришли в Солнцедар. За нами медленно подходят остальные корабли.

Никто не знает о судьбе товарищей. Говорят, что штурмовая группа погибла целиком, а с нею и сам комбат…

И только под вечер следующего дня, наконец, узнаём, что бойцы майора Куникова высадились и отчаянно дерутся, зацепившись за узкую полоску берега.

Нам рассказывают, как майор Куников с гранатами за поясом и автоматом в руках лично повёл десантников в бой…

Это ночью высадились и мы в помощь Куниковцам. Бойцы набивают диски автоматов, обвешиваются гранатами.

 

1943 г.

 

…Свист пуль, визг мин, снарядов, вой сирен немецких самолётов, лязг и грохот танков.

Немцы идут с автоматами и ручными пулемётами.

Все мы, начиная от помначштаба Костюка и до 15-летнего моряка Юркевича, воспитанника краснофлотцев, бросаемся навстречу фрицам, отражать их атаки.

– Диски, диски! – с разных сторон кричат краснофлотцы.

Оставляю на время раненых и набиваю патронами магазины автоматов.

– Дочка, Полундра дорогая, связывай по пять гранат, – кричит мне Костюк, когда с рёвом и грохотом идут на нас танки.

Я кричу бойцам:

– Товарищи! Братцы! Потаповцев не победить! Мы никогда не отступали, не отступим и сейчас.

 

1943 г.

 

…Мы всё время находимся под огнём. Как к нему ни привыкай, привыкнуть всё же трудно. Но теперь, когда ослепительное южное солнце стало сильнее пригревать землю и под его живительными лучами показались зелёные стебельки, кажется, что ни грохот, ни стрельба тебя словно не касаются. Всё время тянет наверх, к зелени, к жизни, к природе.

Вылезешь из подземелья поглядеть на белый свет, и сердце радуется. Так хочется жить! А вокруг поля, вспаханные жестокой машиной войны. Всюду развалины домов и пятна порыжевшей крови на изуродованной, искромсанной земле. Не успеешь налюбоваться солнцем, как уже слышишь: «Воздух!»

И ты снова проваливаешься в свою пещеру, где обдаёт сыростью лицо и где в копоти гильзовых ламп еле узнаёшь своих друзей.

 

Письмо Екатерине Алексеевне, сестре Островского

[Дата неизвестна]

Извините, что так долго молчала. На Малой Земле то не было времени, а иногда и время было, но не было чем писать и на чём.

7 мая была на Большой земле. До этого три месяца и два дня – на Малой, там стала кандидатом в члены партии, там же и отбивала атаки врага.

Жаркие были бои. Я перевязывала раны, набивала диски патронами. Жива, здорова, стала секретарём ВЛКСМ одного полка.

И тут же в полку провожу беседы о жизни и деятельности Николая Алексеевича…

 

 

Письмо Ольге Осиповне, матери Николая Островского

12 июня 1943 г.

 

Примите привет от той дивчины, которая часто просиживала у вас в музее.

Помните, как я со своими подругами заходила к вам во время учёбы на военно-политических курсах Черноморского флота?

Александра Петровна дала мне тогда фотографии Николая Алексеевича, и я написала биографическую справку и оформила альбом, и с этим альбомом я бываю всюду.

Помню, когда 17 и 18 апреля были горячие бои на нашем участке фронта, немцы наступали, шли танки, а за ними пехота, и тогда, когда нас осталась горстка, которая сдерживала передний край, старший лейтенант Воронов сказал:

– Ну, моряки, воевать придётся не на жизнь, а на смерть. Разве кому-то из вас надоело жить? Никому. Вспомните слова Николая Островского: «Жизнь даётся один только раз, и надо прожить её так, чтобы, умирая, не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы». Так вот – берегите себя, дорожите жизнью, а если доведётся умереть, то умирайте с толком!

Нас было мало. У нас не было танков. Но мы не отступили ни на шаг.

 

 

 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

Поиск по году
Please reload

Follow Us
  • Facebook Basic Square
  • Twitter Basic Square
  • Google+ Basic Square

© 2023 Издательство "Книга"

350063, Россия, Краснодарский край,г. Краснодар, ул. Красная, 28.

  • w-facebook
  • Twitter Clean
  • w-youtube