«Сами себе были командиры...»

Анна Борисовна Мазохина – ударник коммунистического труда, труженик тыла, мать - героиня. Родилась в Брянске. В 1942 г. вступила в партизанский отряд. С 1962 г. живёт в Ленинградском районе.

 

1941 г.

 

22 июня 41 года началась война. Отец ушёл на фронт воевать с фашистами. У моей матери осталось семеро детей. Самому маленькому, Дмитрию, было шесть месяцев. Он родился в 41-м году.

Двое старших ушли в партизаны, все бежали от страха в лес, потому что немцы угоняли молодёжь в Германию. Они к нам в Брянщину пришли где-то в конце июля. Белоруссию они быстро прошли и у нас оказались.

 

1942 г.

 

В июле 42-го года было жарко. Когда они заехали к нам в село на мотоциклах, в чёрных робах с крестами, такие страшные, злые, хватали молодёжь, издевались, особенно над девчатами. Потом стали выгонять всех из домов.

Дома были с деревянными крышами или соломенными. Они стреляли трассирующими пулями, крыши загорались.

Нас погнали на край села. Село было большое – три колхоза: Кирова, Подлесный и Восточный, в общем, где-то шестьсот домов. Когда нас пригнали на край села, дома горели. Там, где была школа ШКМ, посадили всех на колени, обставили фотоаппаратами и пулемётами, в общем, они так расстреливали сёла, посёлки и посылали все отчёты Гитлеру, что расстреляли столько партизан, а на самом деле это были дети, старики.

Когда нам стало страшно, что сейчас расстреляют, я закричала маме:

– Держи дальше Митю грудного, а то нас убьют, а он будет ползать по нам.

Ну, мы тут, трое девчонок, решили бежать в лес. Лес был близко, молодой сосняк, где-то метрах в пятистах, и мы рванули. Мама плакала:

– Куда ж вы, вас побьют сейчас немцы! Ну, когда мы побежали, мама уже рассказывала потом, по нам стреляли. Но я очень быстро бегала, меня и пуля не догнала. Я пробежала молодняк, вброд перешла реку, она неглубокая, где надо проходить, я знала, а плавать я не умела.

Когда прибежала в большой лес, там были партизаны. Один стоял с биноклем,  кричал:

«Девочка!» Схватили меня, спрашивают: «Что в селе?» Я им не могла сразу ничего сказать, за- морилась, испугалась. Потом они дали мне воды.

Я им говорю: «Село спалили, людей, наверно, постреляли», – и тут раздался крик: «Вперёд, за родину! Вперёд, за Сталина!» – и они отбили людей.

Но дома погорели, и что было, всё сгорело, и документы, и письма с фронта, и фотографии, что у нас от папы остались, даже снимки на память, всё сгорело.

Ну,  мама  говорила,  когда  партизаны  их спасли, они жили в окопах до конца войны. Есть было нечего, что в погребах осталось, тем питались.

Бои шли каждый час, пули свистели, нельзя было сходить даже по нужде. И ребята, и женщины сидели семьями в окопах, по одному боялись, было страшно, ну а я осталась в лесу. Нас было несколько ребят и три девочки. Наши, из других посёлков. Мы, как молодая гвардия, сами себе были командиры, сами себе приказывали, что делать. Было страшно.

И плакали, и смеялись, забывали, что война, ребята доставали какое-то оружие. Ели потом ягоды, грибы, сыроежки сырые, драли гнёзда птичьи, ну, что попадало. Когда узнавали ребята, что идёт обоз немецкий, валили сосны, перегораживали дорогу, потом стреляли. Коней битых ели, мясо варили. Нас никто ничем не снабжал, не до нас было.

Когда обоз разбили, уже были и винтовки, собирали обоймы, взрывчатку, гранаты, было ребятам веселей, было с чем драться. Мы с девчонками ходили в сёла на разведку. Вымажем лицо сажей, грязные, вроде побираемся, а сами глядим, где немецкий штаб, где снаряжение, танки или оружие, и ребята ночью подрывали. Ну так мы и дожили, но я их никого уже не видела, кто где, выжили или нет.

А маму нашу выводил на расстрел свой полицай из соседнего села, его дразнили: «Бандит». Он кричал на маму:

– Выводи своё партизанское отродье!

Она ему говорила:

– Ставь всех рядом и начинай, всех стреляй, начинай с маленького и кончай мной, чтоб я видела, что мои дети фашистам не достались.

Но тут опять партизаны отбили.

И мама прожила после войны до 1980 года. Правда, здоровья не было, строила своими руками землянку и подорвала здоровье. Но детей всех остальных сберегла, одна девочка только умерла. Был март, и она умерла в окопе, хоронить было не в чем, ни завернуть, ни гроба, так и прикопали, в чём была. И всё просила перед смертью: «Соли хочу!» – потому что не было ни соли, ни еды.

Там землю три года не сеяли, по полям были руины от бомб да битые танки, пушки, зенитки, в общем, все поля в металлоломе, да и сеять было нечего, сами голодные были.

А старший брат Иван был в партизанах разведчиком, но он был в отряде, назывался отряд

«За Родину!». Его два раза ловили. Первый раз немцы посадили в г. Лопать в тюрьму, его ночью выпустила девушка, которая там работала. И они ушли ночью в лес.

А второй раз его уже поймали свои полицаи. Сдали немцам, и их, троих партизан, посадили в поезд-товарняк, в котором везли в Германию молодых ребят и девчат. Они ночью оторвали от пола три доски и стали по очереди прыгать на ходу. Иван потом говорил:

–Я прыгнул последний, и получилось, что я лежал вдоль полотна. Когда прошёл поезд, мне надо было полежать, пока поезд прошёл бы подальше. Но я рад был, что жив, и подхватился бежать. А на последнем вагоне, в тамбуре, сидел немец с овчаркой. Он дёрнул стоп-кран, остановил поезд, и меня догнали с овчарками, порвали всего, посадили в поезд – и в Германию. И вот до конца войны я был в концлагере.

Когда Ивана увезли, его жене Насте приказали не выходить даже за калитку, мол, носит партизанам еду. Она даже не знала, что Ивана поймали и увезли в Германию. Она была комсомолкой.

Однажды утром она сказала своей матери:

– Пойду сорву щавеля на борщ.

Они жили в землянке. Мать ей говорит:

– Настя, не ходи, поймают.

Она отвечает:

– Так щавель рядом, я же далеко не иду.

Только вышла, её схватили, привязали к тройке лошадей и погнали. И уже бросили её готовую, мёртвую. А сын остался уже до конца войны с бабушкой.

Когда Иван вернулся домой из лагеря после освобождения, он не знал, что Насти уже нет, а сыну было уже четыре годика.

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

Поиск по году
Please reload

Follow Us
  • Facebook Basic Square
  • Twitter Basic Square
  • Google+ Basic Square

© 2023 Издательство "Книга"

350063, Россия, Краснодарский край,г. Краснодар, ул. Красная, 28.

  • w-facebook
  • Twitter Clean
  • w-youtube